14.03.2018 Внимание! Акция! С 15 марта до 15 апреля все персонажи фэндома BLEACH принимаются по упрощенной анкете, без пробного поста
26.02.2018 Праздничная перекличка закончилась. И началось Голосования за героев февраля
08.02.2018 Всех игроков просьба до 22 февраля отметиться в
ПЕРЕКЛИЧКЕ
05.02.2018 Очень веселый квест
Пять негритят на новый лад стартовал. Спешите выжить!
Вверх страницы

Вниз страницы
АДМИНИСТРАЦИЯ
Шики
Орихиме

Курогане

Ренджи

НАШИ ГЕРОИ

ПОСТ МАРТА
Revali - Власть огня

"Предчувствие великой беды сгущалось над всем государством, но здесь, в чертогах, где собрались те, кто принял на себя обязанность отразить удар зла, напряжение воспринималось особенно остро. И высокие колонны, возносившие своды дворца на головокружительную даже для Рито высоту, и начищенные до почти зеркального блеска полы - и те несли на себе отпечаток охвативших каждого из его обитателей тревоги и страха. Почти каждый день докладывали о новых мелких угрозах, о сборищах повыползавших из множества укромных щелей монстров, обретавших небывалую силу и самоуверенность в преддверии явления повелителя тьмы и хаоса, уже почти готового возродиться. Это угнетало и подавляло психологически, особенно при учёте того факта, что определить конкретную дату никак не удавалось. Всё равно что неведомая угроза, крадущаяся в тенях... А они - лакомое блюдо на праздничном столе. - Ревали, ты не можешь идти один! Почему ты даже не хочешь попытаться принять нашу поддержку?! Зельда повысила тон, и под конец фразы голос её чуть дрогнул, выдавая волнение. Ревали фыркнул, тем самым выказывая всё своё отношение к озвученному ею предложению. Его не вдохновляла помощь - он чувствовал себя уязвлённым. Словно бы его способности разобраться с компанией вонючих хрюкающих тварей не доверяли. Он что, производит впечатление слабака, на которого невозможно положиться, нуждающегося в опеке, как неоперившийся птенец, выпавший из гнезда?! Почем всякие дилетанты считают своим долгом напомнить ему о командной работе и поют не хуже хора юных Рито о поддержке и взаимовыручке?! Неужели он не защитит их всех сам?! Его душа тоже болела за Хайрул, за цветущие поля и полноводные реки, густые леса и мирные озёра... Великолепный и роскошный домен Зора, полный успокаивающих оттенков голубого и синего, и пламенные, изрыгающие потоки лавы, родные вулканы Горонов. Золотые пустыни страстных и жестоких Герудо. Всё это сейчас стало хрупким и трепетало на грани полного исчезновения. Гэнон не проникнется яркими пейзажами и бурным кипением множества форм жизни. Ревали не трус и не наивный ребёнок. Он стал воином, чтобы позаботиться о себе и тех, кто ему дорог, а они подрезают ему крылья, выражая сомнения в компетентности! А ещё друзьями называются! И Ревали взяла злость от плеснувшей в сердце глухой обиды. - Ваше Высочество, вам лучше сосредоточиться на ваших молитвах и медитациях, - ровно и почти уважительно промолвил Ревали, холодным и колючим, как северный ветер с заснеженных горных хребтов, взглядом сверкающих зелёных глаз смерив её сверху вниз. - Мы ведь понятия не имеем, сколько нам ещё отведено на подготовку. Вы - носительница легендарной священной магии, без неё нам придётся туго в решающей схватке, - он бы никогда не сказал этого при обычных обстоятельствах, но она вынудила. Ревали не гордился таким своим поведением, оно получалось у него непроизвольно, он не успевал притормозить и остыть. Зельда закусила губу. Она ненавидела, когда ей об этом напоминали, так похоже на постоянные наставления её сурового отца, короля... Ревали отлично знал, как она не любит подобное, и специально так сказал, рассчитывая, что это заставит её оставить его в покое и не пытаться навязываться дальше. Зельда, естественно, не виновата в отсутствии отклика со стороны богини, в конце концов, о таких тонких и сложных материях инструкцию не напишешь, безупречного совета не дашь... Но Ревали становился грубым и бестактным, если на него давили. Извинения же от него слышали так редко, что некоторые их приравнивали к летнему снегу. - Ты не мог бы уделить немного больше внимания своим манерам, Ревали? - вмешалась Урбоса её певучим глубоким голосом, вызывавшим дрожь у многих мужчин... Но не у него. Защитница, ну, конечно же! Всегда вступается за Зельду, всегда читает ему этикет! - Уж простите, что говорю, как есть! - взвился Ревали. Он бы и хотел иногда смягчаться, да только условия всё не подходили. Он будет благовоспитанным джентльменом, когда вокруг него перестанут так часто выдавать вслух всевозможные глупости! - Как мы собираемся победить Гэнона, если я не в состоянии разобраться с неорганизованной бандой дикарей?! Между прочим, когда Дарук уходил на Гору Смерти, выручать свой народ от прошлого нападения, вы его не останавливали! - Дарук не безрассуден, в отличие от тебя, Ревали. У вас с Линком куда больше общего, чем вы оба соглашаетесь замечать, - непринуждённо ответила Урбоса. - Вероятно, именно поэтому у вас никак не получается поладить. Вы видите друг в друге свои недостатки, верно? - Леди, вы действительно сравниваете меня с этим бескрылым тощим недоразумением?! - Ревали расхохотался. - Однако, шутки в сторону, - довольно быстро прекратил веселье он. - У нас нет времени. Я ухожу. И он покинул зал, всей спиной чувствуя их неодобрение. Их молчание было весьма красноречивым - дамы не смирились с его выходкой и отнюдь не забудут её. Ревали всё понимал, но знание лишь подогревало его упрямство. Он не опустится до просьбы о сопровождении, ни за что не признается, что ему тоже весьма не по себе от гнетущей ауры чужой ненависти, нависшей над страной. Он не покажет слабость, ведь для воина Рито слабость - смертный приговор. На широких пролётах огромных лестниц дворца Ревали казался себе же самому маленьким и одиноким. Ему мерещилось, будто его осуждает даже не присутствовавшая на совещании стража. *** Полуденное солнце припекало с небосвода, лёгкий ветерок почти не освежал, но тут уж не до удобств - работа неотложная. Впрочем, всё лучше, чем если бы лил дождь, Ревали терпеть не мог влажную погоду, когда намокают перья, а вокруг толком ничего не видно. Из нормального Рито он тогда превращался в подобие мокрой курицы, ругающейся на ревматизм. Ревали не без азарта прицелился огненной стрелой в тщательно рассчитанную точку между двух громоздких сталфосов, неуклюже плетущихся по тропе, и спустил тетиву. Взрыв заставил оба гигантских скелета разлететься в мелкие костяные обломки, конвульсивно дёргающиеся, но не способные опять собраться воедино. Вот ведь живучие бестии - дай им лишь время... Ревали выпустил две стрелы сразу, раскалывая то, что осталось от их черепов, до последнего зыркавших на него багровым пламенем в глубине пустых глазниц - необходимый для восстановления сталфосов элемент, без которого их уже ничто не спасёт. Ревали приземлился в нескольких метрах от нюхающих воздух жирных красных бокоблинов, их рыла вызывали у него глубокое омерзение, так что он с удовольствием расстрелял и их. Повыползали из своих грязных щелей... Само присутствие всей этой швали лучше любых пророчеств свидетельствовало о приближении Погибели. Они подпитывались отрицательной энергией, чем ближе подходил час возрождения Гэнона - тем активнее, мощнее, наглее и жаднее становились всякие потусторонние выходцы. Они чуяли свежую добычу, как и положено хищникам. Внушающая оторопь своей численностью толпа монстров на такой относительно малый участок территории... Их тлетворное влияние распространялось на весь Хайрул, как пятно гнили по испортившейся пище. Линк, идиот, не намашется мечом, искореняя эту заразу. Из-за спины Ревали послышалось рычание. Лизалфос втрое выше его роста - да когда же чудище успело так вымахать? Удивительно крупный экземпляр, вооружённый дубиной... И опередить его даже Ревали, при всей его невероятной для большей части Хайрула скорости использования лука, не успевал. Интересно, ящерица употребит его на обед, или попросту проломит череп и бросит труп тут? Ну уж нет! Ревали призвал ветер, отшвыривая противника назад, на скалу - но этого недоставало, чтобы прикончить такое чудище. Ворча и рыча, лизалфос снова двинулся на него, ещё более разъярённый, а, значит, и куда опаснее, чем прежде."

Кроссовер по аниме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Принятые анкеты » Yukine | Noragami


Yukine | Noragami

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Noragami
Бездомный бог

https://pp.vk.me/c836236/v836236841/1cab5/Ua8qwVPglkY.jpg

Имя Фамилия (если имеется):
Yukine | Юкине
также Секки (как клинок), Юки
Возраст:
13
Раса:
шинки
Шинки - это одни из обитателей "дальнего горизонта", иначе говоря, душ умерших людей. Причем людей, которые очень хотели жить, которые не запятнали себя ничем - особенно собственной кровью. Такую душу находит бог и превращает в свое священное оружие, нарекая его именем. Имен всего три: первое - основной иероглиф, который отпечатывается на теле у души, второе - один из вариантов его прочтения, с добавлением на конце суффикса "ки" - имя шинки как священного орудия, именно называя его, бог заставляет душу воплотиться в определенный предмет, будь то меч, броня или простое зеркало, и третье - имя шинки как человека, при его произнесении душа развоплощается из предмета обратно; как правило, это основной иероглиф с добавлением в конце еще одного - знака клана шинки, принадлежащих определенному богу (так, у Бишамон это клан "Ха", у Тендзина - клан "Ю"). Оружие всецело связано с его хозяином, и, так как шинки раньше были людьми, именно через их эмоции боги, для которых нет различий между понятиями "хорошо" и "плохо", познают этот мир а его светлых и темных красках. Шинки, как и их богов, очень трудно заметить, и даже если увидишь - просто забыть. Их видят лишь маленькие дети да животные, особенно кошки. Шинки обладают рядом способностей, но они застыли в своем возрасте и потеряли все, служить богу - их дар и их же проклятие. Рискнув именем, священное оружие может стать "священным сосудом"
Род деятельности:
Священный сосуд бога погибели Ято, подрабатывающий в магазинчике у богини нищеты Кофуку; продолжает изучать не законченную при жизни школьную программу, примерно на уровне 8 класса.
Семейное положение:
Не женат, би.


Способности:
Секки - очень способный шинки. Ято, заприметив потенциал парнишки, прошел через многое, лишь бы не потерять его и закалить клинок. Является не просто священным оружием, но священным сосудом, хотя совсем еще новичок во всем этом.
В форме клинка имеются две основные способности: Юки может убивать аякаши (призраков) (точнее, Ято их изгоняет с помощью Секки) и рассекать узы - тот, чьи узы рассекли, может о том, с кем его эти узы связывали, освобождается от его влияния, рушатся любые отношения - люди могут остаться просто знакомыми. Да, ействует в первую очередь на людей: бог точно не забудет того, с кем были рассечены эти самые узы.
В форме человека шинки тоже не так просты. С помощью других (того же Казумы) Юкине постоянно идет вперед, наступеньку выше, шаг за шагом, приобретая новые навыки. Первым из них, который подросток разучивает с помощью Ято, становится так называемая "Грань" или "Граница"
Граница - яркая линия белого света, которую чертят шинки, сложив пальцы клином. Не пропускает аякаши или оскверненных, пока создавший границу сам не пожелает того либо пока ее на разобьют.
*нечто подобное, незримое, шинки проводит каждый раз, когда бог изгоняет им аякаши, чтобы не задеть объекты реального мира, живых людей; разграничить, что уничтожить, а что спасти.
Оковы - способность сковать кого-либо, прежде всего, шинки или полуфантомов, по имени. напоминает невидимые цепи, способные обездвижить или хотя бы замедлить. Не подействует на шинки, у которого больше одного имени, при остальных неизвестных создателю оков. Этой способностью обладают, прежде всего, священные сосуды.
Песнь/Заклинание - несколько абстрактная способность, которой Юкине научился во время тренировок с Казумой. Заключается в способности кастовать не очень сильные заклинания - призывать духов, например; Юкине же как-то с помощью этой способности тушил огонь. А вообще обычно
используются для защиты или атаки.

Так как Юкине является священным сосудом, он обладает иммунитетом к способности отца Ято - "Освобождению." Иными словами, его нельзя принудить к тому, чтобы он вспомнил свою "жизнь при жизни", отчего шинки обычно суждено пасть. Юки вспомнит, только если Ято позовет его по настоящему имени.
Также подросток способен преодолевать грань, проведенную другим шинки.
Юки неплохо бегает и довольно сильный, сила его, как шинки, превосходит человеческую, но он все равно остается подростком. Умеет кататься на скейте и профессионально доводить Ято. Силен в одних предметах и слаб в других - скорее технарь, чем гуманитарий. Располагает к себе кошек.
Слабости:
Темнота. Юки очень боится темноты, особенно после становления шинки, зная об аякаши, которые обитают в ней. Не может оставаться в темных местах; даже на улице после захода солнца в одиночку (без Ято особенно) ему становится плохо, страх буквально сковывает парнишку. Пугает и тьма в его собственной душе.
Возраст. Юкине - подросток, погибший в тринадцать лет и застрявший в своем переходном возрасте. Сложный период, когда эмоции через край, когда легко поддаться соблазну, когда все запредельно и нараспашку. Боится одиночества
Технарь, потому некоторые проблемы с литературой и подобными предметами.
"Ближний берег" - он же мир живых. Обычная жизнь его сверстников, все, чего Юкине оказался лишен.
Общее описание характера биографии:
Юкине - тринадцатилетний подросток, бывший восьмиклассник. О его "жизни при жизни" известно довольно мало - лишь обрывки, которые видел Ято. Может быть, у него была кошка, плохо реагировавшая на ссоры в семье, а может, он какое-то время скитался по улицам. Его родители развелись, и мать ушла, забрав с собой старшую сестру. Отец, скорее всего, пил по-черному, срывал злость на подростке раз за разом. Денег не было, приходилось воровать.
Еще в воспоминаниях были письма. Но до которого адресата они не дошли - до матери с сестрой или самого мальчишки?
А Юкине улыбался. Тепло и солнечно, несмотря ни на что.
Он продолжал любить свою семью.
Он продолжал гореть желанием жить. Во что бы то ни стало. Несмотря ни на что.
Неясно точно, какие отношения у него были с ребятами в школе, но, судя по реакции парнишки на живых учеников, он мог не быть душой компании, но и изгоем был навряд ли. Неясно и как умер Юкине - скорее всего, отец избил до смерти по пьяной лавочке. Но душа парнишки осталось чистой.
И душу это нашел бог Ято, неизвестный и бездомный быстрый и надежный бог по вызову (дешевый к тому же), бывший великий бог погибели. Имена таких никогда не звучали вслух. Кровопролития люди обыкновенно желали негласно. Нашел во время битвы с очередным аякаши совместно с девушкой-полуфантомом, Хиёри. "Совсем еще пацан", "трудный возраст." Но несмотря на это, Ятогами сделал его своим шинки, нарек его Юки, сосуд его - Секки, имя - Юкине, после чего успешно изгнал им фантома.
Вот только шинки быть послушным не собирался.
Первое, что почувствовал Юкине, когда Ято развоплотил его в человеческую форму - холод. Тем вечером шел снег, а паренек, одетый в тонкое белое посмертное кимоно, отчаянно дрожал и огрызался на своего бога, который предложил ему кофту - то ли правда думал, что пахнет неприятно, то ли из вредности, а может, боялся, что Ятогами сам замерзнет в тонком джемпере... Однако принял от Хиёри розовый шарф.
Так Юки начал скитаться по городу с бездомным богом.
Жизнь их было не назвать легкой - носить вещи, которые кто-то уже выбросил за ненадобностью, питаться не пойми как и чем, ведь денег никогда ни на что не хватало, ночевать в старом храме у Тендзина и браться за любую работу. Так еще и сами шинки и его бог вечно жили как кошка с собакой. Юкине было непросто жить вот так, хотя он не жаловался, а скорее ругал своего бога, когда тот тратил все их сбережения на очередные псевдоталисманы. Ято же было тяжело с мальчишкой из-за его возраста. Юки очень эмоционален, многое воспринимал близко к сердцу, но при этом чурался своеобразной, почти отеческой заботы своего бога - видимо, с непривычки. Положение спасала Хиёри, скрашивая их непростые будни. Однако однажды девушка-полуфантом допустила ошибку, забрав Юкине к себе. Ночевать в теплом доме приятнее, но храмы-то стоят на священной земле... С того дня все покатилось под откос. Подросткам так легко поддаться искушениям из жизни живых - особенно если ты уже меств и никто этого не заметит. Украденный скейт, неподобающие мысли о приютившей девушке... Юкине все глубже тонул в собственной тьме. Тотальное непонимание и детская обида - "У них же есть все!... Так что плохого я делаю?!"
Ему просто хотелось немного человеческих радостей, которые были более недоступны парнишке. Последней каплей стала школа: быть среди ребят его возраста и отсутствовать для них. Слышать, как школьники не ценят то, что у них есть. То, чего Юкине оказался лишен навсегда. "Почему я?" Почему умер именно он? В отчаянии от того, что все просто уходят, не слыша его, не принимая его с собой, шинки бьет окна - и это слишком сильно оскверняет его бога, ставя того на грань жизни и смерти. В доме у Кофуку, богини нищеты, куда Юки и Ято приводит Хиёри, Дайкоку, Маю и Казума проводят Омовение парнишки, заключая его в три грани и заставляя сознаться в содеянном, признать свою вину и попросить прощения. Если бы Ято не позвал его по имени, Секки бы ушел.
Он почти ушел.
Но все оканчивается благополучно, и Юки с Ято остаются в доме у Кофуку, помогать им по магазинчику. Шинки просит у Хиёри старые учебники и начинает заниматься. Не очень ему дается запоминание литературы, лучше выходит с точными науками...Казалось бы, все распрекрасно (относительно), но жизнь омрачает бывшая шинки Ято - Нора, по одному из имен Хииро, девочка, которая сравнивала глаза Юкине с ягодами боярышника, пустыми и бесполезными,к которой он ревновал, которой боялся... Хииро забирает память Хиёри, и Юкине готов пойти на все, что угодно, чтобы ее вернуть, парнишка искренне переживает и старается изо всех сил. Далее следует сражение с богом несчастий Рабо.
Шинки не обязательно остаются одиноки. У них есть семья, есть знакомые из других кланов, есть и друзья. Находит себе друга и Секки. Им становится парнишка из клана Ха, принадлежащего богине войны Бишамон, которая затаила давнюю обиду на Ято. с появлением друга-сверстника подросток словно оживает, улыбается чаще, использует свободные минуты для встречи с ним, искренне интересуется его увлечением цветами, выслушивает историю, пытается понять, поддерживает.
А потом Сузуха гибнет от руки своего соклановца.
Ято узнает об этом раньше Юкине, но не решается ранить чувства парнишки, который выглядит таким счастливым, и просто запрещает ему общаться с новым другом. Юный шинки встревожен, обижен, расстроен, растерян, но он пытается держать себя в руках и разобраться в происходящем. Это приводит его по случайности в особняк Виины, где парнишка отчаянно зовет своего друга.. Осознание, что Сузухи больше нет, бьет, как нож. Добивает изгнание Казумы, который спас его однажды, из-за его появления.
Убийца Сузухи похищает Казуму и Хиёри, и Ято и Юкине идут их спасать, идут к Бишамон. Первая кровь обагряет клинок Секки - отрубленная рука виновника этого хаоса.
Бой с Бишамон, в котором Юкине почти погибает, закрыв Ято собой. Рискнув данным ему именем, юный шинки становится священным сосудом Ято.
Много произойдет после - его попробует купить один из богов счастья, ему придется остаться без своего бога и отразить удар самих Небес.... впереди - вечность.
Немного о характере: Юкине - тринадцатилетний подросток, довольно вспыльчивый и проблемный, замкнутый и в то же время открытый, волчонок-одиночка, готовый укусить руку, которая его гладит, и в то же время котенок, отчаянно тянущийся к ласке и теплу. Он вечно рычит и огрызается, ходит хмурый, убрав руки в карманы и избегает смотреть в глаза - а бывает, наоборот, смотрит так уверенно и доверчиво, улыбается теплой и светлой, немного грустной и такой искренней улыбкой, от которой щемит сердце. Ему тяжело довериться кому-либо, но за своего бога Секки без колебаний может пожертвовать жизнью. Подростка легко смутить, Юки вообще довольно забавно реагирует на внимание к его персоне. Все у него запредельно и нараспашку, ловите кислород и прячьте посуду. Впрочем, Юкине умеет быть сдержан, имеет развитое чувство справедливости и ответственности и еще не пустившуюся в бега совесть. До боли, до дрожи боится одиночества и темноты. Невероятно предан. Юки сильный, но в то же время такой простой и озорной, остер на язык и способен за себя постоять. Сомнения, слезы, ревность - все это в порядке вещей, равно как и любовь к животным. Вообще, юный шинки невероятно человечен, он иногда кажется таким хрупким, иногда слишком ярким - хотя в душе парнишки таится пугающая его самого тьма. Тьма обычных человеческих желаний и горечь осознания того, что он умер и потерял все. Может быть грубоват, особенно со своим богом, но вежливостью не обделен ни в коей мере. Юкине готов дарить тепло, дарить всего себя, если будет получать отдачу. Упрям и целеустремленен, усидчив. "Крылышки в стирке, нимб на подзарядке, а рожки и хвостик - это наследственное," но вот улыбается воистину ангельски. Довольно взрослый, чтобы заботиться своеобразно о Ябоку. Понимает, что узы, возникшие между ними, намного важнее денег. Неприхотлив и вынослив (еще бы, поживи с Ято столько). Тянется к новым знаниям и навыкам, постепенно взрослеет, становится более ответственным. Вроде бы ничего особенного, «парнишка с соседнего двора,» но западает, зараза мелкий, в душу.


Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Пробный пост:

Момент сразу после Омовения. Юкине ненадолго остался один.

Эта пытка наконец кончилась.
Боль, словно из тела заживо вырывают душу, оголяя каждый малейший нерв, сменилась теперь отчаянной зубодробительной дрожью от струй ледяной воды, которая подавалась в душ прямо из прудика, находившегося на заднем дворе домика Кофуку. Холодная вода ошпаривала не хуже горячей, выжигая остатки скверны с бледной, покрытой сейчас табунами мурашек кожи. Юкине болезненно морщился и щурил глаза от серого пара, которым улетучивалась скверна. Впрочем, ледяная вода и странно успокаивала, притупляла ощущения, словно лидокаином замораживала пережженные нервы.
Но глушила священная вода только физическую боль. Куда страшнее было до сих пор душившее его осознание. Он ведь чуть не ушел. Чуть не бросил своего бога. Столько времени… Он позволял чертовой липкой темноте затягивать его все глубже. Позволял своим страхам брать верх. Захватывать его, до синяков удерживать склизкими разлагающимися руками. Юный шинки жмурится, подставляя струям воды лицо. В сознании вновь всплывают слова Норы: «И правда красивые глазки. Будто плоды боярышника на ветру. Вот только даже птицы их не едят. Они не горькие, не сладкие, даже не ядовитые, вот только и пользы от них нет. Бесполезные пустые фрукты. Высыхают, не принося новой жизни, вянут и умирают.»
- Бесполезные, – шепчет Юкки, и хриплый надрывный голос теряется в шорохе воды. Всем телом подросток вздрагивает от девичьего бесцветного голоса, звучащего в голове, отдающегося набатом.
Он не просто не приносил пользы Ято.
Он едва не убил своего бога.
Раз за разом… Он допускал пошлые мысли относительно приютившей его Хиёри, крал, разрушал все. Разрушал то, что на ближнем береге, что не могло теперь принадлежать ему. Шинки получил вторую жизнь, но плата была высока. Платой за жизнь после жизни становилась человечность.
Человечность, которую он не имел права терять.
Священное орудие должно освещать путь для своего бога и оберегать его… Окрашивать дорогу в светлые и темные тона, ведь бог никогда не был человеком.
Он был.
Был и посмел позабыть об этом. В ушах отдается крик его бога: «Я дал тебе человеческое имя!» Человеческое… Из глаз катятся злые слезы, смешиваясь с холодной водой. Секки злится на самого себя.
Он крал, крушил, тонул в собственной тьме, жалея себя. Он был не жертвой, но, считая себя таковой, он не видел перед собой целый мир.
Но самое страшное – Юкине до самого конца не желал этого признавать. Не желал видеть. До самого конца жалил Ято, бежал от самого себя, бежал от всего. Шинки с слой сжимает кулаки от бессильной злости.
Он чуть было не потерял своего бога. Того, кто подарил ему жизнь.
Да, все обошлось – чудом. Если бы Ято его не позвал… Подросток глухо всхлипывает и закашливается от ледяной воды. Ничего теперь не исправишь, жалеть бессмысленно, остается только идти вперед и стать образцовым шинки для Ятогами. Сделать все, чтобы осуществить, наконец, его мечту, показать, что бог погибели больше не одинок.
Ято не убил его, не прогнал, хотя мог бы. Отчего-то при мысли об этом так щемит сердце… Глубокий, чуть рваный вдох, и юный шинки выключает воду. Долго и яростно вытирает светлые волосы полотенцем, быстро одевается и бросает взгляд в зеркало. Теперь глаза цвета янтаря не кажутся мертвыми, пустыми.
В них наконец снова зажигается огонек.
Эта ночь и предшествующие ей события еще долго будут преследовать подростка в кошмарах, однако мрачные сны будут скорее отрезвляющим глотком кислорода, Юкине знает точно.
Чтобы не забывать. О склизкой когтистой темноте, пытающейся сожрать, стоит свернуть с дорожки. О боли, причиненной единственному родному существу в целом свете.
Чтобы больше никогда не предать своего бога.

+2

2

http://s6.uploads.ru/58iQ2.png
Вы приняты!

Так же ознакомьтесь:
Начисление йен
Герои месяца

0


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Принятые анкеты » Yukine | Noragami


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC