Вверх страницы

Вниз страницы
АДМИНИСТРАЦИЯ
Шики
Орихиме

Курогане

НАШИ ГЕРОИ

ПОСТ МЕСЯЦА
Yato - Загадки темных улиц

Тихо, пожалуй, слишком тихо и это богу бедствий не нравится, голубые глаза слегка щурятся в попытке понять куда делся неожиданный напарник и создания что пришли по его душу. Но вместо этого находится мальчишка, еще не тронутая аякаши душа что ищет брата, Ятогами опускает вскинутое было оружие и приседает на одно колено, заглядывая в детские глаза. Дух, этот парнишка кажется даже и не понимает, что мертв, хотя, может это и к лучшему, однако оставлять его здесь слишком опасно неравен час его поглотят не Аякаши, так пустые. Оставлять мальца здесь определенно нельзя, но обращать его в оружие у Ябоку нет никакого желания. В голове проносится мысль отвести его к Бишамон, ну а что станет очередным шинки в большой семье этой нимфоманки, ведь не к Кофку его вести в конце-концов, богиня бедности доброму не научит, да и Дайкоку будет яростно против, про старика мыслей вообще не возникает. Но сначала стоит сохранить эту, пока еще не тронутую скверной душу. - Мы найдем твое… - Ято обрывает скрипучий голос, заставляющий обернутся, уродливая многоножка тянет свои лапы к нему и мальчишке, что, сначала отступив на шаг шепчет «братик», прижимая ладошки к груди. В голове брюнете яростно мечутся мысли, отразить атаку полноценно врятли получится, к тому же нужно уберечь мальчишку что от испуга кажется совершенно забыл, как двигаться. Расклад паршивый с какой стороны не посмотри, еще не разу Ятогами настолько глупо не подставлялся, но выбора особо и не было, откровенно сграбастав паренька в охапку одной рукой, как можно выше поднимая оружие во второй, чтобы хоть как-то отразить нападение Ябоку готовится к худшему, но удара не следует. Сначала Ято честно не понял, что произошло, но увидев на загривке Ренджи, бог погибели усмехается и выпрямившись во весь рост перехватывает оружие. – Парень, спрячься - кивнув в сторону фонарного столба произносит бог, отталкиваясь от крыши и приземляясь на землю, между Арабаем и аякаши. – Самоубийца что ли? – С легким смешком произносит Ятогами, принимая удар разъяренного призрака на скрещенные клинки, упираясь правой ногой и чуть отклонив назад корпус отталкивает от себя противника. – Там за столбом нетронутая душа, проследи чтоб под удар не попал, этого я на себя возьму. – Срываясь с места, Ятогами быстро сокращает расстояние между собой и многоножкой, отсекая аякаши несколько передних конечностей. Взбешённый еще больше дух, с остервенением бросается в атаку, видимо решив обрушить на бога всю массу своего тела, Ято легко уклоняется в сторону, снова подпрыгнув в воздух, снося духу добрую половину того, что у человека могло быть головой. – Пора с этим заканчивать. – По губам скользит усмешка, этот поединок загодя выигран. - Toyoashihara nonakatsukuni susabi tarasenu kare no mono yo ware Yato kami kitari ori Sekki o motte kudaki fuse shuju no sawari kegare o uchiharawan. Sen! – И снова алая вспышка озаряет улицу, брюнет приземляется на асфальт и осматривается в поисках противников. – Это все? – Темная бровь слегка изгибается. – Эй, Ренджи мальчишка цел? Пока есть возможность не поделишься догадками кто устроил здесь третью мировую? – Ябоку усмехается, бросая взгляд на тосины – Возвращайся, Юкине. – Покуда затишье. Не стоит его священному сосуду прибывать в форме оружия, пусть тоже отдохнет, он заслужил.

Кроссовер по аниме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Внутрифендомная зона » Утраты и открытия | альтернатива


Утраты и открытия | альтернатива

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s7.uploads.ru/wEGut.jpg

Место:
Централ
Участники:
Envy, Greed
Принятие в игру других персонажей:
нет

Сюжет:
Моральное потрясение гонит гомункула Зависть на улицы города. И надо же было так случиться, что именно в этот момент условно неподалёку "прогуливался" блудный старший брат.

Отредактировано Envy (13.02.17 22:52)

0

2

- Иди и убей Мустанга!! Ещё не поздно. - Энви смотрит со злостью и каким-то затравленным отчаянием, как Расс, бросив равнодушную реплику, разворачивается и уходит. Совершенно непривычное для гомункула чувство утраты и непонимания как действовать дальше затапливают его с головой, забирая способность соображать. То дурацкое состояние, одно из них, за которое Зависть ненавидит людей.
Чёртовы эмоции. Чёртов Мустанг. Чёртов Расс. Чёртов Отец! Неужели им совсем наплевать, что Ласт убили, и чёртовы кандидаты в жертвы важнее? Как будто это очень трудно заставить алхимика совершить преобразование.
Со злости гомункул ударяет в стену, оставляя в ней приличных размеров дыру и развернувшись на каблуках, идёт в другую сторону от фюрера.
Как бы Энви не отрицал этого и не ругался на людей, ему тоже не были чужды чувства, да и мир он во многом воспринимал как шестнадцатилетней подросток, довольно послушный, хотя и изображающий полное наплевательское отношение ко всему.  И Ласт воспринималась им как старшая, и, пожалуй, любимая сестра. Наверное, только её он и мог бы назвать близким существом, семьёй, в полной мере своего понимания этого слова, а эти придурки не хотят даже отомстить за неё... Да какого чёрта?!

- Придурки. Бесят меня!! - Стискивая зубы до скрипа и ругаясь в полголоса, гомункул быстро шёл, не разбирая дороги, впиваясь ногтями в сжатые в кулаки ладони, стараясь сдерживать слёзы. И эта собственная слабость только ещё больше бесила. Ведь не мог Энви позволить себе разрыдаться как жалкая человеческая девчонка. Только не он, презирающий людей и чувства. Но  и поделать с нахлынувшими эмоциями ничего не получалось. Более того, Энви был даже не способен толком определить их названия и разобраться, что и почему с ним творится. Не то, что унять дрожь и желание закатить скандал, попутно убив каждого, кто подвернётся под руку, не разбирая насколько оно ценное.

Вот так, пытаясь вполне безуспешно копаться в себе, бессмысленно ругаясь и не видя дороги перед собой, гомункул забрёл в одну из запутанных частей Централа. Что-то вроде местного района для «гопников», куда не следует в одиночку ходить всяким хрупким личностям, не желающим расставаться со всяким ценным барахлишком. В этом смысле Зависть мог ничего не опасаться. И не только потому, что у него ничего не было. Но и потому, что он был бы только рад раскатать кого-нибудь тонким слоем по асфальту, вымещая всю горечь от смерти сестры и непонимания «родственниками» простейших истин. Разве они не должны держаться вместе и быть семьёй?  Примерно с таким посылом ведь они были созданы, пусть и в тысячу раз превосходили и отличались от людей. Казалось бы, сожалеть не о чем. Отец легко создаст новый прототип Ласт, дав какому-то из человечков свою кровь, но от этого становилось только сквернее. Ведь именно к ней Энви привязался и не хотел другую сестру. Он, и ещё Глоттани, пожалуй. Вот уж кто осознавал что ему плохо без женщины и мог, не обманывая себя, выплеснуть горечь.
Зависть же не мог как Глотик. Он не мог признать даже наличие у себя таких чувств, но и Расса с Отцом тоже простить не мог, предпочтя злиться и тыняться по городу, не задумываясь над тем как быть дальше. Прямо сейчас Энви было абсолютно всё равно, что будет дальше. Но вот выполнять каких либо указаний или присматривать за тупой фасолиной не хотелось совершенно.

Отредактировано Envy (15.02.17 13:43)

+1

3

Жадность скучал. Откровенно маялся от безделья и отсутствия возможности применения клокотавших в его теле сил. Внешняя оболочка, неотличимая от человеческой, сработанная на совесть, была вполне хороша, но и её возможностей не хватало для того, чтобы вобрать в себя всё, чего желал третий гомункул. Подумать только, тот, кто рождён для повелевания и милостивого принятия всеобщего преклонения перед собой, болтается по невесть каким трущобам, не высовываясь, поскольку основной город - территория Гнева и Зависти, где непутёвого, не слушающегося приказов и на всё имеющего собственное мнение братца быстро вычислят и схватят. Ах, как же иногда хотелось заявиться туда, где они собираются, и драться - драться, выбивая из их камней жизнь за жизнью, покуда сам не упадёт бездыханным... Потом ему опять становилось, в общем, всё равно, где они и чем заняты, лишь бы его не трогали. Жадность устраивало быть отщепенцем - всё лучше, чем унизительное подчинение, это ему-то, стремящемуся к лидерству и обладанию всем?! Ох, не уживутся, все гомункулы эгоистичны и считают себя лучшими, удивительно, как остальные-то ещё не перебили друг друга... Семья? Да не смешите, не было там семьи никогда, была горстка монстров, каждый со своими амбициями. Это не настоящие узы, у самого Жадности с его слугами - и то больше общего! С ними он не ловит себя на мысли, что постоянно просчитывает, откуда может прийти угроза, и отслеживает движения, выясняя, кто нападёт первым, и не лучше ли предвосхитить это, набросившись самому. Доверие? О доверии там, где ты - пешка, которая будет неизбежно съедена рано или поздно, речи не идёт.
Надоело. Они не запрут его в клетке, даже если её прутья - из великой, чтоб её, идеи гениального, кто бы сомневался, и могучего, аж до маразма, интеллекта Отца.
Жадность зевнул и вышел из переулка... Тут же натолкнувшись на зрелище, заставившее его инстинктивно напрячься. Обе руки в секунды почернели от плеч до кончиков обратившихся в остро наточенные клинки ногтей. Кровожадная ухмылка зловещего предвкушения искривила губы. Спрятаться он уже не успеет - и пытаться не будет, не в настроении убегать, лучше он сейчас надерёт задницу этому патлатому выскочке, вечной шавке Отца, мальчику на побегушках у всего их клоунского сборища!
- Зависть?! Какого ты здесь делаешь, сдохнуть захотел?! Это я тебе устрою!!!
Он ещё не договорил, а страшные лапы уже нанесли удар, метя оторвать младшенькому голову. Жадность не мелочился, у него кипела кровь, а выдержка, напротив, отказала. Мощи, вложенной в удар, хватило бы, чтобы без больших проблем сокрушить стену дома, даже окажись та отлитой из железа. Подпевала, блюдолиз, наглый сопляк, хоть и обладающий чем-то вроде самостоятельных от задумки Отца мыслей, никогда не готовый отказать их, с позволения назвать, родителю по-настоящему, даже если изредка проявлялись вспышки спонтанного детского бунтарства. Энви особенно бесил Грида ещё и тем, что, обладая потенциалом перестать плясать на ниточках, выделывая предписанные сценарием коленца, не мог найти в себе решимости бросить жить по планам других и сделаться самодостаточным. Зависть, один из лучших, куда более умный, чем Глоттани, и ещё не такой отшибленный на голову, как Расс! Жадность ненавидел это в нём. Ненавидел до того, что ещё до своего ухода мечтал обстоятельно выколотить из Энви всю дурь, заставить открыть глаза и рассуждать, не оглядываясь на мнение Отца и остальных.
- Ты же, вроде как, ошиваешься с Обжорством и Похотью?! - ненавязчиво продемонстрировал свою осведомлённость в некоторых из последних делишек своих "родственничков" Жадность, - Наш проглот, конечно, глуп, как пробка, но она-то - нет! Почему отпустила тебя на охоту за мной одного?! - самоуверенность Жадности не ведала границ, и он пребывал в уверенности, что один на один сможет дать хороший отпор любому из них, и нужны, как минимум, двое, чтобы схватить его, - Или они тоже где-то здесь?! - снова заработала его повышенная подозрительность. Когда самые близкие по крови и духу существа только и заявляются к тебе, чтобы то ли сожрать, то ли приволочь Отцу скальп отступника - поневоле станешь всегда в первую очередь предполагать худшее. Но он не вернётся! Тот, кто стремится к обладанию всем, от денег до власти, не прогнёт спину даже перед создателем!

[AVA]http://sd.uploads.ru/uaxwX.jpg[/AVA]

Отредактировано Greed (14.02.17 17:29)

+1

4

Громкий раздражающий звук отвлекает гомункула от увлекательного занятия саморазрушения, а сразу за ним следует атака. На рефлексах и не иначе как с божьей помощью Энви дергается в сторону, отчего ему нужно отращивать заново не голову, а всего лишь руку и кусок грудной клетки, мощным ударом отделенные от своего носителя.
- Ааааа. Блядь!! Кто это?
Боль заставляет немного прочухаться и обратить внимание ещё на что-то кроме брусчатки под ногами.
Погружённый в свои мысли Энви далеко не сразу понял, что он уже не просто не один, но и нарвался не на кого-нибудь, а на Грида. Старший братец, Идеальный щит, видимо прогуливающийся тут же, решил поприветвовать младшего со всей широтой своей жадной души, не размениваясь по мелочам и тут же предполагая, что Зависть тут его разыскивал.

- Нахрен ты мне сдался, кретин. - Со злостью выплюнув фразу, гомункул уставился на бунтаря, появившегося на пути. Этому-то всегда всё было нипочем, и он больше других оправдывал данное ему имя, до сих пор жутко бесив Энви. Своевольный мудак вышедший из подчинения. О таком Энви до этого дня даже не задумывался, как что-то естественное и нормальное воспринимая свое положение, да и вполне довольный выполняемой деятельностью, пока про привычному миру не прошла нехилая такая трещина.

Ах, как бы папочка был доволен, приведи они Грида к нему. Был бы доволен, даже если бы он вернулся к делам, для которых был создан. И вместе с Ласт или Глоттани, или с кем-нибудь ещё изловить попавшегося Жадность было бы не слишком трудно. В одиночку Энви мог о таком даже не мечтать. В лучшем случае поглотить, если подвернется удобный момент. Но в чистой драке один на один он его кожу даже пробить вряд ли сможет.
Как будто это кого-то волнует. Да и не стал бы Энви сейчас ничего предпринимать. Не напади брат первым - прошел бы мимо, даже если бы заметил.
А сейчас же...
Злобно оскалившись, не дожидаясь новой атаки, гомункул превращает свою руку в клинок, и почти не глядя и не контролируя себя, бьёт по Гриду, просто что бы не стоять столбом и выпустить пар.
Упоминание им Ласт только подлило масла в огонь, и сублимируемая из горечи злость разрасталась с новой силой.
- Слышишь. Нахрен ты мне не нужен. Никто мне нахрен не нужен. НЕНАВИЖУ! Кретины. Иди к черту, Грид!!!!

Энви не заметил, как из глаз непроизвольно начали течь слезы, да и ему было абсолютно плевать. Ничего этот придурок не знает на самом деле, а только считает себя самым умным, якобы освободившимся из рабства. Вот только ни черта он не понимает.

- Ласт...
Может это слишком по-человечески, но если так, разве он должен вообще ощущать что-то такое? Ведь они создавались отличными от людей. Гомункулы просто не могут руководствоваться чувствами. Да Энви и не руководствуется, как он считает, и не обменялся бы сейчас местами с кем угодно, но всё равно злился, и как сам считал - вполне обосновано.
Хуже того, Ласт прикончил не кто-нибудь, а жалкий человечишка, которого сама же Похоть привела в состояние едва живого трупа. Жаль не добила. И теперь уже добить его нельзя. Или можно?
Если уж Энви плевать теперь хотел, что там думает его папочка, Расс убивать придурочного Коня не желает, а Прайд вообще сидит и не отсвечивает, то Зависть сделает это сам, и пусть все катятся к хренам.  Глоттани зато наверняка оценит, а самому Энви станет легче, и он сможет избавиться от тянущего ощущения в груди.
- Прикончить Мустанга...

На этой ноте даже как-то слегка потерялось, что он ведёт пылкую беседу с Гридом, от которого теперь следовало избавиться. Или просто развернуться и уйти.  Он же не хочет быть пойманным? Так вот Зависть ловить его и не собирается.

Отредактировано Envy (14.02.17 00:59)

+1

5

С Энви творилось нечто неладное. Было бы совсем непреувеличением сказать, что таким Жадность брата видел впервые. Горе и боль превратили смотревшего на всех свысока Зависть в обыкновенного подростка, не справляющегося с эмоциями и даже не понимающего, как с ними надлежит обращаться. Жадность не являлся признанным экспертом в этой области, но сделать вполне очевидные выводы мог. И они оказались неутешительными. Хотя, с одной стороны, ему тем лучше, чем меньше их останется, с другой - они были ему не настолько чужими, чтобы испытывать лишь радость от подобных новостей. Жадность остолбенел, жутковатая статуя, покрытая алмазной твёрдости бронёй, полностью сменившая человеческий облик на боевую форму, просто таращилась на Зависть и не могла произнести ни звука. Настрой, однако, изменился. Хотя бы по той причине, что не каждый день погибают "совершенные" создания, и он мог бы позлорадствовать, что беда пришла в их выверенный мирок, когда они уже привыкли считать себя высшими, почти богами, вершащими человеческие судьбы... Вот только это их, наоборот, скорее, роднило. Не биологическая наследственность сближает, а такие вот моменты. Жадность вдруг осознал, что, если просто махнёт сейчас на Зависть рукой, забудет и пойдёт дальше, то перестанет себя уважать. Возможно, это была такая же нелепая, никому не нужная принципиальность, как неспособность лгать. У него прямо на глазах плохо ребёнку, даром что деточке за сотню лет перевалило, исчез привычный всесильный, непрошибаемый, дерзкий и наглый гомункул, хвастливо заявляющий, что у него нет ни грана общего с людишками.
Жадность схватил брата в охапку и прижал к себе, а чёрный панцирь делал его объятия в буквальном смысле необоримыми. Прижал, не давая дёрнуться, как будто Энви попал в плен к каменному истукану. Крепче любых тисков... Вот только Жадность заговорил, и с каждой фразой оберегавший его покров сползал.
- Ну, нет, братишка. Не дури, - первым открылось лицо, страшные белые вертикальные прорези сменились обыкновенными глазами, внимательными, серьёзными и обеспокоенными, - Так я тебя и отпустил. Ты погибнешь, как и Похоть. А я... - уже не когтистые лапы, достойные воплощения в ночных кошмарах, причём далеко не одних только малышей, а и вполне взрослых индивидов, а живые, тёплые руки касались Зависти, - Я этого не хочу... Знаю, что я только что утверждал обратное... Но кое-что изменилось.
А, конкретно, то, что, вместо пришедшего по его шкуру врага Жадность увидел плачущее недоразумение, нуждающееся в поддержке и заботе. Бросить беспомощную сейчас, во всяком случае - морально, кроху и пойти заниматься своими делами вышло бы поступком, достойным труса, слабака и не приспособленного ни к какой ответственности слюнтяя. И, вдобавок, конченого подлеца. Наверно, он наивен, ведь Энви, придя в себя, не преминет его сдать с потрохами, но чего они и стоить-то будут, эти потроха, если трястись над ними, поступаясь и совестью, и убеждениями - всем, что он вообще к своим годам нажил, то, что старался сберечь, убежав из "отчего дома"?! Так он рискует потерять жизнь - но, выбрав второй вариант, он сам лишит её смысла! Так навсегда и останется ни на что не годной, дрожащей крысой в вонючих переулках и подворотнях неблагополучных кварталов города. Не этого - так другого, не имеет значения, куда он потащится со своим позором.
- Они просто приняли это, да? Списали её со счёта, верно? Поэтому ты тут, и рядом с тобой никого из них нет, и ты плачешь и кричишь? Таким, как ты есть в эту минуту, ты никого не победишь, эмоции убьют тебя в бою. Слушай, Зависть... Похоти больше нет, но у тебя пока что всё ещё есть я. И мне не всё равно. Она была и моей сестрой тоже.
Тяжёлые, сложные и далеко не самые позитивные отношения сложились между ними, строптивость была свойственна всем гомункулам, и вряд ли хоть кто-то из них мог без оглядки, без условностей и ограничений сблизиться с другими. Скреплённые между собой происхождением из одного источника, они с трудом сходились по всем остальным пунктам. Но это не просто расколотый камень и некоторое количество развеявшейся в мельчайшие крупицы праха плоти. Страсть являлась личностью, в ней было что-то, глубоко цепляющее. И нет, не только формы её бюста, интересные Жадности как мужчине. Она была женщиной, этого достаточно, если понимать исконное значение.

[AVA]http://sd.uploads.ru/uaxwX.jpg[/AVA]

Отредактировано Greed (14.02.17 17:30)

+1

6

Ожидаемо, жалкая попытка контратаки не причинила Гриду никакого вреда. Острый металл, ещё не так давно бывший рукой, не оставлял даже царапин на состоящей из углерода коже, а братец совсем не был туп, чтобы в схватке с гомункулом отказываться от защиты, выпендриваясь и рисуясь быстро восстанавливаемой плотью - ещё одним приятным бонусом их расовой принадлежности.
Стоял, молчал изображая истукана, пока Зависть психовал, а потом сделал то, чего от Грида четвёртый гомункул ну никак не ожидал.
Оказавшись в стальных объятьях, без возможности оттолкнуть, выдраться, вырваться, сделать хоть что-то, Энви мягко говоря растерялся, быстро теряя всякого желание сопротивляться, да и мягко говоря охренев. На столько, что даже на секунду забыв злиться и брыкаться, просто уткнулся в стремительно становящегося мягким брата, до крови прикусывая губу, стискивая зубы пытаясь не даться вырваться ещё и всхлипу.
- Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу.
Почему Гид вообще говорит это всё? Он что, крышей тронулся?! И всё эти дурацкие реплики, почему-то от них чувствуешь себя непривычно беззащитным, а злиться по-настоящему уже не получается.
Не успокоившись что бы начать соображать, Энви всё же уловил мысль, в которой Грид, ГРИД, тот, с которым они всю жизнь грызлись как кошка с собакой, подначивая друг друга, не желает ему смерти, и не радуется вполне очевидному выводу о смерти Ласт.  Да он должен быть счастлив, а вместо этого почему-то обнимает и пытается успокоить, как будто ему и правда не всё равно.  Он, кроме Глотанни и самого Энви, похоже был единственным кому было не плевать на Ласт, хоть они и не ладили особо. Это мягко говоря обескураживало.

Уперевшись уже обычными ладонями об грудь братца, гомункул отстраняется, и отвернув голову смотрит в пол, не понимая, а как собственно вести себя дальше. Ругаться больше не хочется, да и где-то в глубинах подсознания слабо постанывали гордость и упрямство, требующие не устраивать истерик и не ронять ещё больше репутацию. Энви мысленно пинал их ногами и с высокой башни плевал на привычную манеру поведения.
Если уж он всё равно не знает, что делать дальше, почему бы не побыть с Гридом. Тот был прав, и в таком состоянии гомункул вряд ли бы потянул бой с Роем Мустангом, хотя на это заявление хотелось только фыркнуть и упёрто идти напролом, словно бы он и правда абсолютно бессмертный, и ни одно существо, именуемое им букашкой, не сможет навредить Энви. Чёртовы алхимики с их дебильными способностями.

- Он идиотская ценная жертва. А Ласт... - Слова не подбирались, да и не умел Зависть говорить на такие темы. Ему привычней было хамить и насмехаться, нежели внятно оформить, что его беспокоит. - Я не пойду обратно. Они меня бесят.
Зависть договаривает уже спокойней, рукавом вытирая слёзы и не глядя на Грида. Кто знает, что будет потом, и сама Ласт наверняка бы не стала устраивать истерик, являясь куда более эмоционально стабильной, но вот так ярко осознавать, что ты просто разменная монета, не только на уровне знания, но и на уровне живого примера, в котором главную роль играет кто-то, кто тебе не безразличен, и кого уж точно не людям уничтожать, оказалось очень болезненно и неприятно.
Сейчас, кроме чувства утраты и бессилия Энви переполняло вполне безразличное ко всему разочарование. Если они, совершенные создания, на самом деле просто пыль и инструмент. Если они так мало отличаются в этом от людей, то на кой чёрт вообще трепыхаться и что-то делать? И может не так уж Грид был и не прав, когда решил свинтить из-под «родительской опеки».  Но и представить себя рядом с братцем у гомункула получалось с трудом. Не в дальнейшем. Но и не жить обычной жизнью. И не обратно на поводок. Даже немного страшно становилось без присутствия ориентира и почвы под ногами.

- Грид... Почему ты ушёл тогда?

Отредактировано Envy (14.02.17 20:00)

+1

7

Неужели Энви уже всё забыл? Грид же никогда не скрывал никакие свои планы - он этого попросту не умел, ладно честность, отказ от обмана и лжи - штука достойная, но его искренность порой граничила с глупостью, поскольку он напролом шёл даже там, где и наиболее ревностные поборники морали и нравственности не вменили бы ему в вину небольшую уклончивость и хитрость. Уподобиться Гневу, изо дня в день разыгрывавшему роль примерного мужа и надёжного правителя, прячущему настоящую сущность под плотной повязкой на глазу с Уроборосом надёжной ширмой - стареющей оболочкой, Жадность не сумел бы, даже поставив себе такую цель. Притворяться, даже ради самого благого, по его меркам, конечно же, дела Гриду претило. А о том, чем его не устраивала служба у Отца, он разве что метровыми буквами все стены в том подземелье не расписал. Алчность не любит делиться ни с кем, она не может признать, что на её территории главный кто-то другой, что нельзя заполучить что-то лишь для себя одного. Грид мог выполнять план Отца лишь в одном случае - если он сам будет пожинать плоды их трудов вместо нелюбимого и не уважаемого родителя.
- Отцу не следовало отторгать меня от себя, если он не хотел сопротивления. Я - его жажда силы и власти, я стремлюсь захватить всё так же, как и он, - так же, как Энви воплощал тайную, но оттого не менее лютую зависть отца к людям, к тому, что он может просуществовать тысячелетия, но никогда не добиться и капли того, что у х имеется от рождения. Не поэтому ли в Отце нашлась Похоть, но, после её выхода, не оказалось любви? Отец не мог добиться признания, даже собственные "дети" преподносили сюрпризы, - Отец никогда никого не признает равным себе, он гребёт всё в свои лапы - и я такой же, потому что я его грех. Он даже не знает, как с нами обращаться. Он искал семью, но ему вообще невдомёк, что это такое, и зачем она нужна. С нами он воспроизводит внешнюю форму, но, пожив среди людей, даже я увидел, что просто поместить нескольких существ рядом для этого мало. Ты же видишь, им безразлично, что с нами происходит. Ты ушёл и встретил меня. А мог пойти и напасть на алхимиков, для которых мы монстры. Неужели ты думаешь, что к высокопоставленному офицеру тебя пропустили бы так просто? Ты бы убил многих, я не сомневаюсь, но они потрепали бы тебя, а тот, кого ты упомянул, добил бы. Так вот, братцы и папаша списали бы и тебя, им важно лишь, чтобы замысел не сбился. Ты можешь себе представить, скажем, Расса, огорчённого утратой нас? Я вот не могу. А ведь он был человеком... Он должен знать, что такое близкие. Значит, мы ему не дороги. Так какая же это семья?
Грид вообще редко становился серьёзным, обычно он куда более легкомысленно трепал языком, вызывающе провоцируя других почём зря, и нередко сперва действовал, затем думал. Но сейчас-то, кроме него, подумать некому, Энви ещё долго не приведёт себя в порядок. Гриду, в общем, нравилось творившееся с братом. Не из склонности к садизму над этим, в сущности, глупым ещё подростком, не из торжества над тем, что в лагере недоброжелателей убыло, а по той причине, что Зависть начал пробуждаться. Открывать глаза на подлинное положение вещей. Терять иллюзию необходимости и защищённости. Выходил из прежнего, ограниченного типа мышления. Грид надеялся, что Энви в результате потрясения повзрослеет и забьёт на ритуальное подтирание задницы старому хрычу, каким бы могущественным тот ни являлся.
- Похоть пыталась меня вернуть. Не похоже, что это был приказ Отца. Она не нападала, мы поговорили. Долго... Понять меня ей не удалось, она сказала что-то о том, что ей жаль, но меня придётся устранить. А потом она ушла... А теперь вышло так. Я не хотел ей смерти.
Да он и остальным её не то, чтобы именно горячо хотел. Но, во-первых, самооборону никто не отменял, а, во-вторых, рассерженный и доведённый до крайности ещё худших оскорблений наговорит. Он злился, что они прыгают вокруг Отца, которому безразлично, что с ними и как. Злился, что они, подобно своре гончих на кабана, кинутся на него, да и на любого, кого им укажет перст этого выжившего из ума эгоиста, даже не попробовав проявить свою волю - то, что и впрямь можно было считать драгоценным подарком, их выпустили на свободу, гомункулы вполне могут жить отдельно, а они, словно не понимая, что теперь из себя представляют самостоятельные единицы, продолжают, как привязанные, следовать за лже-хозяином.
- Ходячие трупы. Это же очень просто - уничтожить того, кто выражает несогласие, и приготовить ему замену. Ты хочешь стать следующим, Энви? Я - нет.
Зацепит ли Расса, допустим, смерть жены?.. Убить женщину из ненависти к её мужу? Это до какой же степени надо пасть, чтобы так поступить? Вот с самим Кингом Бредли Жадность бы схватился, из всех именно он больше всего выводил из себя. Одни равнодушное лицо и размеренный тон чего стоят! Хотелось причинить ему боль, просто чтобы вытрясти эмоции, увидеть что-то, кроме этого однообразного холода, застывшей мины чувства своего превосходства. Расс как будто их насквозь видел, и то, что он в них находил, не представляло для него интереса. Как же раздражало отношение к ним, будто они - низшего порядка, чем он! Если лезть к Отцу один на один Грид к суициду не стремился, то Расс - иная история. С ним Жадность, как с Энви, общаться не будет. Недаром же порой представлял себе, как бы здорово вышло разодрать Бредли-старшего когтями на лоскуты.

[AVA]http://sd.uploads.ru/uaxwX.jpg[/AVA]

Отредактировано Greed (14.02.17 20:22)

+1

8

Конечно, он говорил. Чуть ли не плакаты вешал, всем желающим сообщая, что стало причиной столь дерзкого поступка - пойти против того, кто создал тебя. Но Энви всё равно хотел услышать и услышать именно сейчас, когда в ответе старшего будут не эмоции, не те, с которыми они обычно общаются, накаляя воздух взаимными перепалками. Наверное, Зависть искал в словах ответ на вопрос, а почему он сам сейчас здесь, почему его так задели реакция Расса и равнодушие Отца. Нужен был живой пример перед глазами, что бы было с чем сравнивать. И, вот, пример стоит прямо тут, непривычно серьёзно, без издёвки, объясняет то, что самому ему наверняка кажется прописными истинами.
И так ли он прав? Все они знали, что идут на риски. Никто не ждал что будет легко. Энви, во всяком случае, не ждал. Но в желании подчинить мир, даже не так, наблюдать за подчинением мира, развлекаясь с человечками по мере возможности, в последствии оказываясь на вершине «пищевой цепочки» вместе с такими же как он, которые лучше и совершенней, и тем, кто их создал, отделив для этого частичку себя, четвёртый гомункул не задумывался, не мог себе представить, что кто-то из них вообще может погибнуть. Вот так вот парадоксально. С одной стороны, понимаешь, что твоё бессмертие довольно условно и зависит от количества поглощённых душ, а с другой стороны не можешь даже вообразить, что когда-то их лимит подойдёт к отцу.
Ласт была очень полезной. Умная, сильная, отличный исполнитель, для чего она сама помогала Ему? Тоже как Энви, считая это естественной нормой, или руководствуясь своими мотивами? Почему это делают другие? Кто из них считает, что сможет забрать всю власть? Может Прайд. У гордости бы хватило желаний на это, как и самоуверенности. Или Жадность, который благополучно наплевал на все указания и пошёл своим путём. Рассу нравится играть в генерала с женой и ребёнком, а Глоттани просто послушный ребёнок. Лень вообще терялся из виду, но что дальше?
Достигнув цели, все ли они придут к ней? Наверняка, если бы Ласт не уничтожили в ноль, Отец заполнил бы её камень душами, а не искал бы замену. Но почему, чёрт возьми, и он, и чёртов недофюрер ведут себя так, как будто её смерть вообще не имеет значения. Умная, но куколка. Ой сломалась. Выкинем возьмём новую.

Если рассуждать так, то получалось что Грид прав. Может не совсем во всём и насчёт всех их, но в чём-то уж точно. Мерзкое чувство.
Не только когда тебя как слепого котёнка тыкают в то, что вроде как лежит на виду и в чём ещё придётся разобраться,  но и то, что вообще настал момент, в котором задумываешься, а так ли ты независим и бесценен как о себе думал. Если не для кого-то, то для себя самого. Не задумываясь о смерти, тем не менее, умирать Энви тоже как-то не торопился. Захотелось уже не напинать огненному коню, а устроить братьям и папочке какую-то пакость, обратить на себя внимание и проверить, насколько он разменная единица. Сделать хоть что-то, что заставило бы Отца хотя бы озвучить собственную позицию, а уже потом определяться что делать с полученным знанием.

- Я не хочу просто исчезнуть! - Нахохлившись, сквозь зубы, но всё же вполне искренне отозвался гомункул, исподлобья глядя на брата. Уж очень его слова казались правдоподобными, и это Энви совсем не нравилось. То, что Грид может оказаться прав. И то, что Энви сам всегда закрывал на это глаза, самоуверенно полагая, что уж с ним такого не произойдёт никогда. - Да какого чёрта??!
Вспыхнув как маков цвет, гомункул стиснул ладони в кулаки. Энергия била ключом, а снова сменившиеся эмоции, грозящие ещё ни одним оборотом поменять настроение Энви из одной крайности в другую требовали выхода.
- Идём! - Неопределённо махнув рукой, Зависть первым пошёл вперёд. Если не убивать Мустанга, то хотя бы двигаться. Не стоять на месте. - Хочу кого-нибудь прикончить! Зачем ты мне всё это говоришь, Грид, и почему тебе не плевать?  Ты же меня ненавидишь.

Споткнувшись через какой-то камушек, Зависть, чтобы не упасть, делает пару резких шагов вперёд, чертыхаясь и на всякий случай выставляя вперёд руки, чтоб не пропахать носом по камням. Докатился.
- Ааа, чёрт!! Я докажу ему что со мной нужно считаться. Хотя бы, - прикусив губу, Энви буквально выплёвывает из себя завершение фразы, усилием заставляя в слух признать всегда игнорируемый им факт. - хотя бы, как с его частью, которую он сам отделил. 

+1

9

Они ведь все возникли из прихоти. Отцу казалось, что, лишившись части факторов воздействия, его собственная личность станет безупречной. Взяв и вырвав из себя то, что глупые, наивные люди невесть отчего окрестили своими смертными грехами, он, видимо, не учёл, что все эти качества являются важнейшими составляющими "я" любого индивида. Человек, лишённый гордости, не способный рассердиться и не желающий ничего - суть безамбициозная тряпка, просто брать его такого и подтираться, куда эту амёбу ещё девать. Зависть, в одной из её форм и правильно направленная, может способствовать саморазвитию - тот, кто считает, будто другой более удачлив, успешен, умён или красив, подстегнёт самого себя превзойти объект и забыть о столь неприятных эмоциях. Хороший аппетит и плотское вожделение доставляют немалое удовольствие, это входит в список более чем нормальных развлечений у смертных. Лень, конечно, трудновато обратить себе на пользу - но не выйдет отрицать, что её влияние на каждого велико, и, вероятно, она страхует от перерасхода энергии, не даёт переоценить себя и надорваться. Ленивому неизбежно приходится раскидывать мозгами на тему того, как, предприняв минимум усилий и телодвижений, добиться цели.
Отец ослабил самого себя, и отдалил от настоящей жизни. Он сидит в хорошо оборудованном, что есть - то есть, бункере и правит бал оттуда... Но, даже преуспев в отношении своего "великого замысла", добившись контроля над всем и вся - что дальше будет делать тот, кто не умеет и боится жить?! Жить, чтобы драться так драться, рисковать так рисковать, гулять так гулять! Грид был жаден до всего, что из себя представляло это бытие. Даже худшие моменты что-то приносили, из них можно было извлечь урок или выгоду. А Грид как никто умел извлекать из любого события все соки, выжимать до последней капли. Жадность не равняется скупости, хоть их и считают близкородственными понятиями. Она ведь состоит не только в "схватить побольше и никому не отдавать", иначе он бы не приблизил к себе свою команду, с ней-то делиться приходится... С другой стороны, он также и этих ребят зачислял в свою полную собственность. То есть, нельзя ведь сказать, что делишься скатертью со столом, тапочками - с ковром, книгами - с полкой, одеждой - со шкафом. А, раз и они - его движимое имущество, то должны оставаться в порядке. Но то ли же самое Грид испытывал, когда кто-то из них выл от боли, терялся на время или тосковал, что и от вида сломанного стула или порванной рубашки? Почему у него аж кровь закипала, била в голову, и хотелось истребить тех, кто причинял вред его, чёрт возьми, вещам?!
- Мне не всё равно, наверно, потому что мы - кусочки, когда-то являвшиеся неразделимыми. Мы должны были оказаться ущербными и безмозглыми, воплощая лишь то, что он сам в нас вложил. Вместо этого мы получили самоосознание. Ты не задавался вопросом, откуда это могло взяться, если мы лишь его составляющие? Почему мы с тобой способны злиться, хотя Ярость у нас Бредли? Почему меня влечёт к женщинам, если я не Страсть? Почему твоё самолюбие страдает, если ты не Гордыня? Мы гораздо более сложны, чем вырванные им из собственной души куски, и я рад, что ты хочешь жить, Зависть. Так и должно быть, если уж он имел глупость нас выставить из себя вот так... Кстати, ты не заметил, что он не выглядит тем, кто не испытывает эмоций, отторгнутых от себя? Я - Жадность, ты - Зависть, но он всё равно алчный и завистливый. Ему не нравится то, что он не человек... Так кто же мы такие, как не вполне самостоятельные единицы? Люди тоже верят в то, что их кто-то там сотворил, они называют его Господом... Но они делают такие вещи, которые не оправдает и не простит им никакой Бог. Смотря на них, можно поверить, что заповеди пишут для того, чтобы их нарушать.
Что-то стремительным рывком бросилось на них, точнее, на Энви, из тёмного переулка, мимо которого они проходили. Жадность едва успел перехватить тонкое девичье запястье, и зажатый в руке нож с тихим, даже немного обиженным звоном упал на мостовую.
- Разве так можно, Мартель? - весело осклабился во всю пасть скорее веселящийся, чем разозлившийся Жадность.
- Он же Ваш враг! - дрожащими от ненависти губами выдохнула молодая женщина. Однако, несмотря на это, она заметно расслабилась, смекнув, похоже, что, если Жадность сам не убивает Зависть, значит, так надо, и происходит здесь нечто куда более сложное, чем она решила поначалу.
Заметив изменение в настроении Мартель, Жадность отпустил её.
- Нет, сегодня мой брат у нас в гостях! Энви, это Мартель. Она, как ты, полагаю, уже заметил - химера, - он, казалось, откровенно забавлялся этой встречей, что указывало на очевидный факт - присутствие Зависти окончательно перестало его напрягать. Впрочем, вздумай младший братец навредить ей - и Грид вышиб бы из его камня половину душ, не меньше. Если бы убил - так и вообще все. Кромсал бы плоть Зависти алмазной прочности когтями, пока тот не откинется, - Не знаю насчёт убийств, братишка, наши будни по-разному проходят, ведь все мы вне закона не только у вас, всякое тут, подчас, случается... Но мы можем развлечься. Исчезнем мы или нет - неважно. Нет ничего бесконечного, Энви, и бессмертие невозможно обещать даже таким, как мы. Но чтоб мне сгинуть сию секунду, если я буду по этому поводу печалиться! Надо жить, Энви. Жить. То, что делают они. У нас есть всё, что для этого нужно.
Договаривал он, нацепляя на переносицу очки, совершенно ему не нужные по прямому их назначению, используемые как модный аксессуар. Поправил дужку средним пальцем - тоже не от большой надобности, ему просто нравился такой жест. Взгляд, обращённый на Энви, горел насмешливо и азартно. В самом деле, зачем так глубоко париться и нервничать? У смертных людишек не заживают так быстро раны, они помирают от того, на что гомункулам начхать. Они живут гораздо меньше - и Энви, и Грид уже значительно превзошли известные рекорды человеческого существования. У них полным-полно нелепых страхов и фобий родом из глубокого детства - чего у гомункулов не могло оказаться априори. Но они, эти эфемерные создания, знали, как находить счастье и предаваться ему. Это жизнь - а не спрятанный глубоко под землёй унылый закуток, где горстка странных тварей ищет способы поиметь верхних жителей. Жадность не слишком-то верил, что с таким подходом можно стать высшим, идеальным видом, даже если истребить исконное население мира под корень. Хоть в чём-то он был солидарен с Рассом - тот действовал, не чураясь общения с людьми на равных, выбрал себе жену, и даже умел уважать лучших из них. Расс не был трусом - и это нравилось Жадности в нём, единственное, что не вызывало в Бредли-старшем раздражения или отвращения.

[AVA]http://sd.uploads.ru/uaxwX.jpg[/AVA]

Отредактировано Greed (27.02.17 17:54)

+1

10

Нет, Энви не ставил под сомнения слова старшего брата. Просто не привык воспринимать всерьёз всякие там высокие материи и любую информацию воспринимал как должное и что-то обыденное. Почти любую. Если смерть Ласт, как любимой сестры, ударила по нему горечью, а полное равнодушие к этому факту Расса и Отца по самолюбию и стенкам мира, на которых держался его личный обрушившийся небосвод, то всякие материи, вроде и всех как единое целое, Зависть привык пропускать мимо себя.
Только сейчас, когда братом была затронута эта тема, гомункул озвучил то, что до сих пор просто не воспринимал, хоть это и было чем-то очевидным, но дополнительно заострять внимание ещё и на единстве как-то не хотелось. И без того на четвёртого гомункула много потрясений свалилось за сегодня.
И, может, всё, что сейчас озвучивает Грид на самом деле прописные истины, может ему на самом деле не плевать, хотя бы и как воплощению Жадности, с присущим желанием обладания всем вокруг, Энви не слишком-то это всё нравилось. Вернее - не нравилось совсем. 
Они все самостоятельные, а Отец действительно не стал полностью бесстрастным и совершенным, хоть и в корне отличался от людей, как и они все. Пускай. Они всё равно оставались лучше и выше человечков, увязающих в своих проблемах, пусть они и «умеют жить». Но при всём при этом, что делать дальше Энви так и не понимал.
Запустив пальцы в волосы, гомункул ерошит свою, и без того похожую на иголки дикобраза, причёску. Сейчас Зависть не отдавал отчёт в том, что кроме прочего, ему было просто удобно не думать о всяких там материях, а просто делать что говорят, попутно развлекаясь. Ему даже нравился план Отца. Он отнюдь не считал себя просто слугой, искренне уверенный, что всё делает добровольно, да и делал. Но, точно так же, ему нравилось чувствовать себя частью странноватой семейки, может команды, ведь был слишком общительным, что бы стать одиночкой. Энви необходимо было с кем-то общаться, кого-то разводить, развлекаться за чей-то счёт. Но, при этом, подобно Гриду набирать себе команду прихвостней, он не хотел совершенно. Это за ними присматривать нужно, договариваться. А этого всего Зависть попросту не умел, с самого начала попав в условия, где такие навыки и не требовались.

- И что теперь? Я понятия не имею, чего хочу. Мы шли к определённой цели, Ласт была... - Выдавить из себя то, что Похоть была ему семьёй Энви уже не смог, хотя это и так было очевидно. Даже просто спокойно разговаривать, не кривляясь и не гримасничая, гомункул не привык, и чувствовал себя слишком беззащитным сейчас, рефлекторно произнося реплики с таким лицом, как будто бы ему на всё и вся плевать. - Чёрт. Как меня всё это бесит.
Зато ругаться он мог долго и бессвязно, вкладывая окрашенные негативными эмоциями слова весь невысказанный смысл.

Впрочем, особо изъясняться и не пришлось, так как разговор был прерван выскочившей, с явным недружелюбным намерением, и пойманной Гридом девицей.
Спрашивать «кто такая, и чего надо?» не пришлось. Братец и сам представил Мартель.

- Расслабься, сестрёнка. Сдались вы мне триста лет. - В привычной манере, скорчив гримасу, фыркнул Энви. Разумеется, под «сестрёнкой» он не имел ничего родственного. Просто привык так выражаться.

- Как развлечься? - Вот это предложение его заинтересовало. Энергия всё ещё требовала выхода, и если уж ни на кого охотиться не нужно, то хотя бы что-то делать и не сидеть на месте чесалось всё подряд. - Как вы вообще развлекаетесь? Наблюдая за людьми, я понял, что они в основном размножаются, убивают друг друга и напиваются.

+1

11

Жадность расхохотался - преуморительно выглядел Зависть, донельзя напоминающий пацана, что в пятнадцать полных лет эротику разве что на картинках в журналах для взрослых извращенцев видел, но уже с высокомерной утомлённостью просвещённого интеллектуала, вкусившего всех благ мирских, прежде, чем уединиться в башне из слоновой кости с толстенными талмудами, полными по-настоящему сакральных и глубоких знаний, разглагольствует о том, что интересно, а что - тупое растрачивание времени, даром что у гомункулов, бессмертных вплоть до тех пор, пока их кто не прибьёт, этого "ценного ресурса" хоть ложкой ешь. Нет, ковшом, строительным, не меньше. Не удержавшись, чуть ли не растроганный, несмотря на всю свою вечную ироничность и грубость, Жадность отчасти насмешливо, а отчасти и покровительственно, с толикой заботы, потрепал брата по макушке, приводя и без того хаотически топорщившиеся пряди его длинных волос в ещё худший беспорядок. Какой же Зависть ещё маленький. Интересно, а он вообще пробовал перечисленное, или, считая себя слишком роскошным для подобных плебейских и низменных занятий, всю жизнь только и делал, что носился по поручениям Отца и старших гомункулов? Энви не производил впечатление искушённого знатока, скорее - мальчишки, не знающего, куда себя деть. Они получились очень разными. Страсть, созданная будто для светских раутов и высшего общества, элегантная и сдержанная. Гордыня, радостно играющий на виду маленького восторжённого сопляка, восхищающегося алхимиками и своим папой, а в истинной форме косящий под вездесущего "серого кардинала". Обжорство, способный удержать в мозгу лишь самые короткие и примитивные мысли. Суровый и жестокий лидер Гнев. Лень, про которого вообще периодически забывали напрочь, ибо, дав ему элементарное задание, можно было вычеркнуть его на несколько лет, такое вот неспешное создание - и это при том, что, стоило расшевелить его для боя, и он становился быстрейшим из гомункулов. И, наконец, они с Завистью. Жадность не мог не брать от жизни всё, он умел наслаждаться каждым мгновением бытия так, словно оно - первое и последнее. Он был азартен, самолюбив и упрям, типичный пробивной негодяй, какие почему-то обычно нравятся в компаниях, притягивают к себе внимание и шумят за целую бригаду.
- Ну, мы можем завалиться в казино, и там сыграть на раздевание Мартель... - задумчиво предложил он.
- Что?! - в тот же миг возмущённо взвилась девушка-химера, - Господин Грид, это не смешно!
- Да вот и я думаю, что не смешно. Братишке, пожалуй, ещё рано такое видеть, - с готовностью согласился Жадность. За что, несмотря на свой статус, тут же получил подзатыльник, - Ладно, извиняй, твою красоту любой может считать за честь лицезреть! - и, вероятно, лишь чувство субординации помешало Мартель добавить к подзатыльнику ещё и звонкую оплеуху, однако, её физиономия красноречиво свидетельствовала, что ей всё это не по нраву.
Не то, чтобы он был до такой степени пошлым и развратным, но шутить так ему нравилось. Скорее, не выходило воздержаться от таких реплик.
- Самому-то тебе что нравится? Как проводишь время, когда не надо никого слушаться? - с любопытством спросил Жадность. Младший брат совсем не виделся ему отдельно от Отца и остальных. Зависть ведь являлся идеальным исполнителем, и этим разительно отличался от него.
У этого чуда вообще есть склонности и увлечения? Или Жадность правильно предположил, и Зависть совсем ничего не знает о том, о чём так презрительно рассуждает? Ни об этом, ни обо всём остальном... Кажется, он хаял также институт семьи и брака, многодетность, дружбу и взаимовыручку. Во всяком случае - людские. Используя всё это напропалую, чтобы заставить "жалких смертных" прыгать и вертеться, как ему надо. Зависть считал себя более совершенным лишь потому, что всего этого не имел, или же ему так казалось - иначе бы его не задела смерть Страсти. Но кто любой из живущих в мире без уз, скрепляющих его с другими? Выхолощенная пустышка, распотрошённый гороховый стручок, иссохшая и почерневшая ветка, лишённая шанса заплодоносить. Вероятно, приземлённым и опустившимся вконец виделся Жадность своей нарциссической, эгоцентричной семейке, в роду, мол, не без отщепенца, зато до их снобизма он надеялся никогда не пасть. Лучше уж весело и с музыкой деградировать - разве не такого они все о нём мнения? Ходит сам по себе, авторитетов не имеет, прожигает бессмертие на синем пламени и готов в любой миг воткнуть им парочку палок в колёса. Маргинальная личность, как она есть. Опустившийся бродяга, позорящий статус гомункула.

[AVA]http://sd.uploads.ru/uaxwX.jpg[/AVA]

Отредактировано Greed (10.03.17 03:28)

+1

12

Между собой они общались как-то... Дружески? насколько странно для гомункула было дружить? И умеют ли они вообще?
Зная Жадность, это может быть такой формой собственнических порывов, но и дамочка, несмотря на возмущение - ответ беспардонному к себе обращению, - явно чувствовала себя в своей тарелке. Не похоже, что бы ей задурили голову, но откуда Энви знать, ведь он впервые общается с братцом вот так, без препирательств и попыток друг друга задеть или прикончить.
Не то, что бы пример спокойного общения был таким уж новым, общался же сам Зависть с Кимбли, но он, как раз, просто развлекался, редко уходя от насмешливого тона, да и сам Багровый был на всю голову алхимик, не запаривающийся о всяких моральных ценностях, и наслаждающийся свой работой. Да и на Энви ему было глубоко фиолетово, насколько гомункул мог судить.
И остаётся вопрос: почему Грид всегда так бесил? Из-за своей независимости, нужно полагать. Того, что он никогда не скрывал своих целей и всегда был отдельно. Больше чем Прайд, играющий в серого кардинала.

Фыркнув, Энви скрестил руки на груди, исподлобья уставившись на Идеальный Щит, рассуждающий о том, что ему можно, а что нет. Хотелось выпалить что-то в духе «я видел такое, что ты себе и представить не можешь», и гомункул не делает это только потому, что понимает, как это развеселит Жадность, и как, в его глазах, прозвучит эта реплика. Ну и подумаешь!!

- Не могу сказать, что бы меня когда-то напрягали приказы Отца. Взаимодействовать с людьми довольно забавно.  - Гомункул бурчит, обдумывая заданный вопрос. А что он, собственно, делал? От скуки крылышки мухам отрывал? Или забавлялся с тем, что обманывал человечков, проверяя на прочность их психику. Ему запретили устраивать «несчастные» случаи со смертельным исходом, если нет прямого приказа. Это было бы слишком заметно, а этого допускать они не могли.

Пожав плечами, Зависть отвёл взгляд, понимая, что у него нет того ответа, который ждёт от него Грид, да и привычные способы провождения времени сейчас совершенно не привлекали. Напротив, вызывали некоторое отвращение, как что-то связывающее его с Отцом, и теми остальными, ставшими причиной сегодняшнего разочарования.
Быть может, для него всё, что они делали было своеобразной игрой, вот он никогда особо и не напрягался, просто делая, что велено. Вот интересно, а как скоро они поймут, что четвёртый из гомункулов не собирается возвращаться, и на его поиски отправится Прайд? Ведь и он, и Расс, не могут действовать в открытую, а всё что не касалось политики и слежки, выполняли именно он и Похоть. Выходит, папочка лишился свободной пары рук, не связанной ограничениями, и вряд ли ему это понравится.

- Готов спорить, наш общий родитель решит, что на «тёмную дорожку» меня толкнул именно ты, Грид. - Энви хихикает, уже представляя себе эту картинку. Правда, если их разыщут и изловят, вместе или по отдельности - не важно, в любом случае исход будет один. Если, только, чаща весов не будет возвращена в исходное положение, и пойманный бунтарь(и), не вернутся к прежней деятельности.

+1


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Внутрифендомная зона » Утраты и открытия | альтернатива


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC