Вверх страницы

Вниз страницы
АДМИНИСТРАЦИЯ
Шики
Орихиме

Курогане

НАШИ ГЕРОИ

ПОСТ МЕСЯЦА
Yato - Загадки темных улиц

Тихо, пожалуй, слишком тихо и это богу бедствий не нравится, голубые глаза слегка щурятся в попытке понять куда делся неожиданный напарник и создания что пришли по его душу. Но вместо этого находится мальчишка, еще не тронутая аякаши душа что ищет брата, Ятогами опускает вскинутое было оружие и приседает на одно колено, заглядывая в детские глаза. Дух, этот парнишка кажется даже и не понимает, что мертв, хотя, может это и к лучшему, однако оставлять его здесь слишком опасно неравен час его поглотят не Аякаши, так пустые. Оставлять мальца здесь определенно нельзя, но обращать его в оружие у Ябоку нет никакого желания. В голове проносится мысль отвести его к Бишамон, ну а что станет очередным шинки в большой семье этой нимфоманки, ведь не к Кофку его вести в конце-концов, богиня бедности доброму не научит, да и Дайкоку будет яростно против, про старика мыслей вообще не возникает. Но сначала стоит сохранить эту, пока еще не тронутую скверной душу. - Мы найдем твое… - Ято обрывает скрипучий голос, заставляющий обернутся, уродливая многоножка тянет свои лапы к нему и мальчишке, что, сначала отступив на шаг шепчет «братик», прижимая ладошки к груди. В голове брюнете яростно мечутся мысли, отразить атаку полноценно врятли получится, к тому же нужно уберечь мальчишку что от испуга кажется совершенно забыл, как двигаться. Расклад паршивый с какой стороны не посмотри, еще не разу Ятогами настолько глупо не подставлялся, но выбора особо и не было, откровенно сграбастав паренька в охапку одной рукой, как можно выше поднимая оружие во второй, чтобы хоть как-то отразить нападение Ябоку готовится к худшему, но удара не следует. Сначала Ято честно не понял, что произошло, но увидев на загривке Ренджи, бог погибели усмехается и выпрямившись во весь рост перехватывает оружие. – Парень, спрячься - кивнув в сторону фонарного столба произносит бог, отталкиваясь от крыши и приземляясь на землю, между Арабаем и аякаши. – Самоубийца что ли? – С легким смешком произносит Ятогами, принимая удар разъяренного призрака на скрещенные клинки, упираясь правой ногой и чуть отклонив назад корпус отталкивает от себя противника. – Там за столбом нетронутая душа, проследи чтоб под удар не попал, этого я на себя возьму. – Срываясь с места, Ятогами быстро сокращает расстояние между собой и многоножкой, отсекая аякаши несколько передних конечностей. Взбешённый еще больше дух, с остервенением бросается в атаку, видимо решив обрушить на бога всю массу своего тела, Ято легко уклоняется в сторону, снова подпрыгнув в воздух, снося духу добрую половину того, что у человека могло быть головой. – Пора с этим заканчивать. – По губам скользит усмешка, этот поединок загодя выигран. - Toyoashihara nonakatsukuni susabi tarasenu kare no mono yo ware Yato kami kitari ori Sekki o motte kudaki fuse shuju no sawari kegare o uchiharawan. Sen! – И снова алая вспышка озаряет улицу, брюнет приземляется на асфальт и осматривается в поисках противников. – Это все? – Темная бровь слегка изгибается. – Эй, Ренджи мальчишка цел? Пока есть возможность не поделишься догадками кто устроил здесь третью мировую? – Ябоку усмехается, бросая взгляд на тосины – Возвращайся, Юкине. – Покуда затишье. Не стоит его священному сосуду прибывать в форме оружия, пусть тоже отдохнет, он заслужил.

Кроссовер по аниме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Внутрифендомная зона » "Убивай меня нежно..." | альтернатива


"Убивай меня нежно..." | альтернатива

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Место: Где-то в подземных катакомбах под Аместрисом.
Участники: Greed; Solf J. Kimblee.
Принятие в игру других персонажей: Если кому-то захочется.

Сюжет: Жадность попался. И присмотреть за ним было поручено тому, кто на тот момент не имел никаких особенно важных дел. Всего день-другой, а потом гомункулы разберутся со своим отступником.

Отредактировано Greed (16.03.17 01:00)

0

2

Весь мир состоял из боли. В бездонном океане тонули любые надежды, впрочем, даже сами мысли выбивал запах собственного горелого мяса, резкий звук хруста ломающихся костей, и, хоть даруемое камнем возрождение многое смягчало, так недолго оставалось и головой поехать.
Человек, пришедший в полное сознание на операционном столе, с разрезанной хирургами грудной клеткой и беззащитно открытым сердцем, мог бы понять ощущения Жадности. Только, в отличие от пациента, он не мог позволить себе роскоши ни потерять сознание от шока, ни рассчитывать на дозу наркоза. Никто не будет с ним тут нянчиться, особенно... Этот.
Жадность задохнулся, но теперь уже от ненависти. Он бы без колебаний разодрал алмазно-прочными когтями горло этому чудовищу, по ошибке именовавшемуся человеком. Тварь. Такие, как он, как раз представляют собой отличную компанию его дражайшим "родственничкам", неудивительно, что так хорошо спелись. Кем нужно быть, чтобы не давать беззащитному пленнику полностью регенерировать, и раз за разом снова раздирать его плоть, любуясь переливами угодившего под прицел философского камня? И, похоже, лишь две причины удерживали от уничтожения красного артефакта, источника жизни гомункула. Первая - Жадности всё равно никуда не деться, и дорогие братцы во главе с Отцом снова его запихнут в какую-нибудь магмовую ванну. Вторая - изучать живой камень внутри гомункула так увлекательно, а вряд ли кто-то из остальных окажет этому выродку такую честь.
Больно. И страшно, да, очень страшно, жуть брала - выражаясь прямым языком. Кому же захочется повторно погибать, да ещё и прихватывать с собой тело, которое, вообще-то, не его, вместе со второй личностью. Ну, мальчишке-то такое наказание за что? Может быть, удастся убедить Отца извлечь память и сущность гомункула, прежде чем превратить в ничто? Впрочем, это бесполезно. Линг слишком много видел и знает, его не отпустят. Разве что, запрут где-то, где человеку долго не выдержать, и попытаются надавить на Эдварда Элрика. Разве от этих трёхнутых психов можно ожидать чего-то хорошего? И, кроме этого, он - Жадность. Он не станет умолять и пресмыкаться, неважно - для себя или кого-то ещё.
- Ты отправишься в Ад, Кимбли! Ты будешь гореть там целую вечность, и ни одна душа тебя там не найдёт!
Что же ему ещё остаётся, кроме бесплодных ругательств, с кровью на губах и яростью в глазах? Он остался совсем один, даже Линга он милосердно поместил поглубже, чтобы хоть принц был избавлен от вынужденного наблюдения за тем, как снова и снова калечат его оболочку, а она восстанавливается мучительными, рваными рывками, с каждым разом всё медленнее. Десятка полтора, а то и два, жизней из камня Кимбли уже раздавил, походя, откровенно играясь с неспособным рыпнуться материалом. А сколько - пока его ловили? Это же надо было проиграть, зная, что на нём ответственность не только за себя, но и за наглого мальчишку из Империи Ксинг... Вот же идиот. Теперь они так вляпались, что вряд ли выкрутятся.
«Пацан! Эй, пацан!»
-
Жадность? Ты как, в порядке?
«Держусь, как видишь. За кого ты меня принимаешь?!» - в привычной ему едко-насмешливой манере ответствовал гомункул, - «Слушай... Ты... Прости меня,» - интонация изменилась на полярную в мновение ока.
-
А ты что же, уже сдался? Как-то быстро!
Ощущение горящего лица выдернуло Жадность из процесса внутреннего диалога. Так и есть, психически невменяемый алхимик подпалил ему правую щёку и глаз. Тот не выдержал жара и лопнул, а кожа и мясо сползали безобразными плавящимися лоскутами. Жуткая штука - регенерация оперативно лечила пострадавшие клетки, а чокнутый маньяк не прекращал их жечь.
«Как же... Он... Меня... Бесит!!!!!»
Подчиняясь эмоциональному порыву, в народе известному как "нервы сдали", Жадность рефлекторно превратил пальцы правой руки в чёрные когти, но его мучитель, не меняя улыбочки, надавил на металлический штырь, один из трёх, которыми руку гомункула приколотили к стене, да ещё и провернул. Несмотря на всю свою гордость, Жадность не сдержал крик. Когда наиболее острые мучения сошли на нет, он оскалился на тварь и то ли захрипел, то ли зарычал. Для него сейчас то и другое принципиальной разницы не составляло, иначе всё равно не получилось бы.

[AVA]http://sh.uploads.ru/5lNBY.jpg[/AVA]

Отредактировано Greed (10.03.17 17:29)

0

3

Кимбли пребывал в исключительно позитивном расположении духа. Давно ему не доводилось быть настолько вдохновлённым. Заставлять жертву кричать, пока не сорвёт голосовые связки, или рассудок не помрачится, окунать руки в свежую кровь... Интересно, какая она у гомункула на вкус? С видом эстетствующего гурмана, смакуя каждую капельку, Кимбли слизнул с пальцев драгоценную жидкость и разочарованно констатировал, что никакой разницы не обнаружено. А он-то рассчитывал обогатиться новым опытом! Что ж, не судьба, хотя, с другой стороны, всё равно ведь вкусно.
И огрызается, смешной щеночек, бабочка, насаженная на иглу безысходности и отчаяния, распятая и обречённая. Ничто из сказанного Жадностью не имело значения, его уже списали в расход. Каково же тому, кто стремился обрести всё, оказаться меньше, чем полным нулём?
- Да-да, безусловно, я туда отправлюсь... А вот у тебя даже нет своей души. Ты исчезнешь совсем, вряд ли твой создатель не учтёт ошибки и ещё раз выпустит тебя. Но ещё прежде ты постигнешь, чего на деле стоят все твои так называемые друзья - те человечки, ради кого ты предал и бросил свой вид, и даже собственное естество. Как личность - ты не стоишь моего внимания. Так что говори, что хочешь. Или заткнись. Мне без разницы.
Полушёпотом в самое ухо этого несчастного полутрупа. Дыра в груди натужно пыталась срастить свои края, но ей мешали поставленные распорки, отверстие, оставлявшее философский камень гомункула на виду, могло закрыться лишь до определённых пределов, и у Жадности сейчас не нашлось бы сил вытолкнуть чужеродные объекты из себя, чтобы восстановиться до конца. Слабый, гораздо слабее людей, терзаемый уже не первый час. При виде этой физиономии хотелось лишь унизить и сломать больше, растоптать достоинство окончательно, чтобы до идиота дошло, как низко он пал и сколько потерял, решив пойти против плана Отца и братьев. Сбился в одну стаю с ничтожествами, с химерами и слюнтяем Эдвардом Элриком, тьфу ты. Вот и закономерный результат - проигрыш в ситуации, когда ему, Жадности, этого нельзя было допускать, проигрыш тому, кто не преминет воспользоваться итогами боя в свою пользу.
Ха! Этот недоносок что, ещё и не слушает? Отключился? Ушёл в себя? Так дело не пойдёт, как пауки не едят мёртвых мух, а хищники принципиально не притрагиваются к уже начавшей подтухать падали, так и Кимбли было совсем не интересно заниматься добычей, если она не реагирует на него. Подчиняясь хаотическим перепадам своей прихотливой и капризной фантазии, Кимбли решил немного попортить гомункулу это молодое и смазливое личико. Подействовало - тот возвратился в полное сознание, тут же выдав очередную порцию доведённого до предела негатива. Кимбли радостно рассмеялся ему в глаза, совсем не обиженный ни жалкими оскорблениями, боги, поучился бы у военных, что ли, ни вялой и ничуть не впечатляющей попыткой освободиться... Или что это вообще было? Тем не менее, спускать это просто так Кимбли не был склонен, и оттого немного поправил штырь, вбитый в сгиб локтя Жадности и в стену. Впрочем, таким, как теперь, это никчемное существо всё равно не сумеет вырваться. У него не осталось воли к борьбе, не говоря уж о победе.
- Знаешь, я тут подумал, что они вряд ли чересчур сильно рассердятся, если ты не дотянешь до церемонии казни, - флегматично и мягко промолвил Кимбли, легкомысленно хлопая в ладоши.
Пурпурные молнии полыхнули вокруг его рук, от кончиков пальцев до оснований запястий, взметнулись к потолку подземного каземата. Кимблин стал устраивать масштабный взрыв, не желая опустить на собственную макушку всю непомерную толщу земли, отделявшую подземелье от шумного города на поверхности. Он ограничился лишь тем, что на ошмётки разнесло биологический контейнер Жадности. Философский камень, растрескавшийся, с отколотым кусочком, тревожно пульсирующий на месте слома, всё-таки выдержал и покатился по холодному полу. Меньшая частица камня, видимо, развоплотилась, от неё Кимбли не находил и следа. Не оставляя остаток без внимания, Багровый наступил на него, с любопытством наблюдая, как разрозненные атомы Жадности, выглядевшие как почти невесомая взвесь чёрной пыли, пробуют снова собраться вокруг естественного центра. Он хотел выяснить, в каком виде гомункулу удастся регенерировать, и успеет ли тот раньше, чем сам Кимбли раздавит его "сердце". Он был бы совсем не прочь поиграть подольше, ведь физические пытки - не всё, что можно сотворить с наивным мальчишкой, верящим, что у него есть кто-то, кому не плевать на сохранность его рассудка, жизни и здоровья. Никто не будет пытаться искать Жадность тут, никто не попытается выручить его, Кимбли хотел внушить это дуралею, даже несмотря на то, что сам думал иначе. Но братья Элрики не успеют, да и своих проблем у них немало. Такова уж сущность товарищества - даже у тех, кому ты небезразличен, всегда отыщутся свои дела, которые, бесспорно, куда важнее. Нельзя полагаться на такие ненадёжные опоры, всегда следует думать, хватит ли тебе персональных навыков и знаний выпутаться из передряги самому. Если нет - то жизни ты и не заслуживаешь. Выбирается и продолжает существование лишь оптимально приспособленный.

0

4

Сознание Жадности чуть ли не полностью померкло, тлела лишь крохотная искорка, теплилась, как последняя красно-золотая точка пламени в уже почти остывшем и рассыпавшемся угольке. Это было похоже на вид путеводной звезды со дна колодца, наполненного вязкой и почти непрозрачной чёрной жижей, да, вдобавок, ещё и кислотной, разъедающей своего пленника. Не поддаваясь, Жадность, оставшийся верным своему имени, вцепился в остатки так неосмотрительно подаренных ему Отцом ресурсов заточённых душ, потянулся к ним всеми своими развеянными по воздуху на всю округу молекулами. Не только ради себя, но и ради напарника, истинного хозяина оболочки, что бы там гомункул ни орал вслух, публично рисуясь и с наслаждением выделываясь - он отлично понимал настоящее положение вещей... Погибшие от клинка Кинга Бредли товарищи, уже навсегда утраченные им и оставшиеся лишь подретушированными образами в хаосе воспоминаний, и эта чёртова "семейка", с которой он сам порвал... Слишком много потерь, как добровольных, так и вынужденных, но дать погубить ещё и Линга? Наглый мальчишка порой преизрядно доставал Жадность, но ведь как-то же они ужились, пытались друг друга понять. Ему достался хороший человек, а это он ценить умел, и не Кимбли, ни одного доброго слова не стоившему, тянуть свои поганые грязные лапы к их жизни и посягать на то, чего не заслуживает!
Жадность восстановился уже в углеродном панцире Абсолютного Щита, вырабатывая для этого максимум энергии из остатков философского камня. Подобное напряжение заставило трещины на поверхности артефакта разрастись, тот грозил вот-вот лопнуть, не хуже мыльного пузыря, сперва в мельчайшую красную крупу, а затем и вовсе в никуда.
- Меня не нужно спасать, ты, мразь! Я сам спасу себя и своих людей!
Если бы Кимбли не был достаточно ловок и проворен, ему бы не удалось увернуться от выпада гомункула и остаться целым. Однако, Жадность, являясь достаточно опытным бойцом, моментально смекнул, что так продолжать не может, его слишком сильно вело, а зрение мутилось. Всё, на что он мог рассчитывать - это ускользнуть и спрятаться, пока не затянет свои раны камень, пока тело не отдохнёт хоть немного. Прямо с пола, из лежачего положения, он прыжком, превосходящим возможности людей и далеко не самым лёгким даже для гомункулов стартовал по коридору на всей скорости, что был способен развить в нынешнем плачевном состоянии. Он понимал, что поверхность земли под ногами вот-вот может расколоться от атакующего алхимического преобразования, и это лишь подстёгивало его всё увеличивать темп. Поворот туннеля - и спасительная развилка.
- Слушай, Жадность, ты в курсе, что твой камень на пределе? Отсюда, изнутри, я это вижу, он уже готов развалиться! Ещё одно столкновение с Кимбли мы не переживём, ему нужна подпитка! - прокричал зависший на границе между вихрем душ и дорогой к выходу, к контролю над телом, сейчас принадлежавшим Жадности, весьма озабоченный Линг. Ещё бы - ведь он воспринимал это как собственный дом, вовсю расшатавшийся и едва ли не с гарантией обещающий в скором будущем рухнуть.
Жадность, честно говоря, слегка обалдел. Этот чокнутый принц был той ещё штучкой, но не предложит же он выйти из катакомб наверх, в Централ, и надёргать там из прохожих свеженькой и бодренькой подпитки, обеспечив, таким манером, быструю починку измордованному камню?! Жадность, даром, что гомункул, не привык так поступать с теми, кто слабее него и заведомо не может оказать отпор, а любой обычный человек априори слабее даже истощённого гомункула. Ну, во всяком случае, он привык так считать, в этом оставаясь наравне с остальными "родственничками", разве что без их высокомерного пренебрежения каждым, у кого нет татуировки Уробороса.
-
Эй, Жадность, ты ведь не забыл, что у Кимбли тоже есть камень? Относительно твоего, конечно, маленький такой, но на безрыбье...
Гомункулья пасть растянулась в не предвещавшей ничего позитивного Багровому Алхимику ухмылке. Конечно, они потеряли форму, но их двое, что бы там ни болтал эгоист вроде Кимбли, привыкший быть сам по себе, даже когда у него соратники под боком. Если открытый бой им не перенести - они всегда могут придумать хитрость. Разум ксинговского принца здорово шарил на эту тему. Таким накама Жадность поистине гордился. Впрочем, другого он бы и выслушать не сподобился. Ах, нет. Другой бы не выбрался из вихря душ, адаптировавшись под влияние философского камня и чужеродной сущности, упрямой и сварливой.
-
Я не дам ему измываться ни над тобой, ни над остальными ребятами, будь уверен... - и только теперь Жадность вдруг понял, до какой степени Линг взбешён, - ...потому что слово наследника Империи Ксинг - закон!
А вот взрыва почему-то до сих пор так и не последовало. Жадность даже насторожился. Багровый, при всей его явной трёхнутости и аморальности, дьявольски умён, что же сия скотина предпримет дальше? Впрочем, утомлённость организма и дышавший на ладан камень не мешали гомункулу испытывать нечто вроде азарта, адреналин уравновешивал недостаток сил, выжимая из тела больше, чем то могло в состоянии спокойствия. Жадности нравилась эта игра на выживание, испытание выносливости, он был не из тех, кто прячется под лавкой, стоит лишь погоде ухудшиться.

[AVA]http://sh.uploads.ru/5lNBY.jpg[/AVA]

Отредактировано Greed (11.03.17 03:36)

0

5

Кимбли не спешил добивать убегающего. Ему было хорошо известно, что загнанные в угол способны преподносить сюрпризы, и эта сторона игры его интересовала больше всего. На самом деле, предательство Жадности он считал глупым, неоправданным и наивным поступком, а самого Жадность - жалким существом, слишком эмоциональным и несдержанным, но, в целом, ненависти не испытывал. Скорее, просто радостно включился в предложенное состязание. Жадность был занятным как противник, и мог доставить некоторые хлопоты, а Кимбли больше ничего и не требовалось для прилива жизненной энергии и отличного настроения. Разве что не продекламировав считалочку в духе "раз, два, три, четыре, пять - я иду тебя искать", и взяв лампу, он, не торопясь, направился по коридору в ту сторону, куда умчалась его жертва. Благодаря камню, ему не требовались для преобразования обе руки свободными. Он шёл с улыбкой, почти беспечно, едва ли не насвистывая, и являл собой образец безответственного отношения к работе - если бы, конечно, такие поведение не было наигранным. Ну, всё как обычно, все, кто знал Багрового, понимали и то, насколько он обожает ломать комедию.
- Ну, и на что же ты рассчитываешь? Мы очень глубоко под Централом, ты в ловушке. Я не удивлюсь, если прямо сейчас за нами следит Гордыня. Уйти далеко и воссоединиться с дружками тебе не дадут. Ты умрёшь, как и должны умирать все те, кто настолько слаб и не способен о себе позаботиться, не полагаясь на других... - Кимбли говорил любезно и непринуждённо, будто с давним и хорошим товарищем, - Я не могу понять, на что ты рассчитывал, когда решил уйти. Было бы куда более разумно затаиться и проработать план. Ты напал на Гнева в его же доме - это глупо. Тебе стоило добиться его доверия и ударить в спину. А, находясь близко к Отцу, ты мог бы знать всё о подготовке их замысла... Ты ведь хочешь вмешаться, я прав? Использовать Элриков и остальных как отвлекающий манёвр? Хм. Ум у тебя есть, но ты им не пользуешься. И это меня огорчает в тебе больше всего, - для "бесит" или "раздражает" Кимбли был слишком уравновешен, и он достаточно владел собой, чтобы не идти на поводу у таких вредных чувств.
То, что он пытал Жадность и собирался убить, не означало никаких негативных переживаний в адрес этого гомункула. Кимбли казался даже расслабленным, спокойным, слишком легкомысленным и беспечным, слишком заботящимся о своём внешнем виде для нормального боя. Как если бы вообще не знал, что значит сражаться в полную силу - обманчивая безобидность, пародия на дружелюбие.
Какие-то странные глубокие отметины на стене одного из коридоров привлекли его внимание. Сами собой камни так выщербиться не могли, их словно взрезали, вонзив нечто острое, как нож в масло. Смекнув в единый миг, что может означать подобное, Кимбли вскинул голову к потолку, выставляя в том же направлении ладонь со знаком алхимического золотав треугольнике, обозначающем воду, и заточённом в круг. Алые сполохи метнулись к потолку в то же мгновение, что и началась атака Жадности. Гомункул получил красными "молниями" почти в упор, и тут же прогремела детонация. Посыпалась каменная крошка, и могло бы даже показаться, что своды содрогнулись, однако, трансмутация попала точно по гомункулу и зацепила в основном его, так что обвала не произошло. Кимбли снизил мощность взрыва, и Жадность лишь отшвырнуло в сторону с развороченной головой - две трети преобразования пришлись ему в лицо, хотя, часть он блокировал когтистой лапой.
- Неплохая попытка, но подумал ты плоховато, - Кимбли заявил ему это таким тоном, будто ученику объяснял, почему запись в тетрадке ошибочна. Приятный и ласковый голос человека, который тебе явно симпатизирует, а не снова покалечил и точно проделает то же самое ещё не раз. Синие глаза аместрийца сверкали насмешливым азартом, он упивался происходящим, ему нравилось смотреть, как трепыхается существо, борясь за стремительно, словно мелькнувшее крыло спугнутой с цветка бабочки, ускользающей жизнью. Высшее существо выбрало сторону тупиковой ветви эволюции! Какой же Жадность смешной, в этих своих детских убеждениях! Кимбли действительно хотелось верить, что тот всего лишь намеревается использовать способности новых "приятелей" для того, чтобы сподручнее вышло отобрать власть у Отца. Это бы лучше уложилось в его теорию естественного отбора и вытеснения сильными видами отсталых. Кимбли хотел верить в это, а не в фальшивую розовую чушь типа "духовных связей" и "взаимовыручки".

Отредактировано Solf J. Kimblee (25.03.17 06:00)

0


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Внутрифендомная зона » "Убивай меня нежно..." | альтернатива


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC