Срок подачи работ на конкурс продлен до 20 октября!
1.10.2017-25.10.2017 Конкурс ОТРАЖЕНИЕ
Пожалуйста, не забывайте кликать на кнопки топов ежедневно!
25.09.2017 открыто голосование за героев СЕНТЯБРЯ
24.06.2017 открыто голосование за героев ИЮНЯ
02.06.2017 активных персонажей просьба отметиться в Перекличке 25.04.2017 открыто голосование за героев месяца
15.03.2017 Перекличка завершена, просьба проверить своих персонажей в списке
08.03.2017 С праздником! Только сегодня анкеты на женских персонажей принимаются без проверки!
23.02.2017 С праздником! Только сегодня анкеты на мужских персонажей принимаются без проверки!
19.02.2017 АКЦИЯ! Персонажи Bishoujo Senshi Sailor Moon принимаются без пробного поста
Не пропусти конкурс "НАМ 1 ГОД!"
08.01.2017 Победитель новогодней викторины - Cadis Etrama Di Raizel.
Поздравляем с Новым 2017 Годом!
Вверх страницы
Вниз страницы
АДМИНИСТРАЦИЯ
Шики
Орихиме

Курогане

НАШИ ГЕРОИ

ПОСТ МЕСЯЦА
Ренджи Абарай - Da capo без al Fine

Глаза уже начали слезиться от напряжения, а дорога всё ещё формировалась слабо, будто бы нехотя. Руки непроизвольно сжимались в кулаки, а по всему телу пробегал озноб, как от лихорадки - таковы были последствия соприкосновения реяцу и энергетики гарганты, двух противоположных сил, которые разнились как день и ночь. Абарай подумал о том, каково быть вайзардом - наверное, чувствуешь себя клеткой из зоопарка, в которой сидит зверь. Сначала на него все любуются, тыкают пальцем, смеются над его беспомощностью и жалкими остатками некогда непокорной волей. А потом зверь ломает ограду и безжалостно набрасывается на зевак. Только вот, вопреки этой теории, вайзарды становились опытными дрессировщиками и могли управиться с этим диким чудовищам. Хотя у них попросту не было другого варианта - этот был единственным путем во тьме его логова. Только для того, чтобы выжить, приходилось входить в эту клетку, нередко с бичом в одной руке и куском мяса - в другой. С занпакто дело чаще всего обстояло намного проще, они ведь в большинстве случаев оказывались разумными существами с подобающим уровнем интеллекта и даже некоторыми чертами напоминали хозяев. Шинигами вспомнил острое слово благодарности, которое алхимик словно швырнул Урахаре в лицо. Разумеется, Киске зацепил его гордость, но, кажется, торгаш снова не обратил на это внимания - похоже, за свою долгую жизнь бывший капитан наслушался и навидался всякого, и поэтому уде перестал на что-либо реагировать. Если верить словам Хиери, именно эта вежливость и улыбчивость была самым страшным оружием Урахары. На словах Зольфа Ренджи обернулся. Будь это Куросаки, уже нарвался бы на очередной комментарий, сопровождаемый ударом в челюсть. Но с Кимбли все выходило как-то иначе, скорее устало, нежели раздраженно, отбивая всяческое желание даже оправдываться, не то что драться. Нога лейтенанта зависла над чёрной ямой и словно потонула в ней, оставив на обозрение всего лишь кусок расходящейся штанины хакама. Кажется, Абарай даже собрался с ответа, но передумал его озвучивать. - Да, нас называют шинигами, но это не более чем звание, Зольф. Ничего более. Если хочешь знать, отнимать жизни плюсов и Пустых - не самое весёлое занятие. Я воспитывался в Одиннадцатом отряде, капитан которого до сих пор считает, что самое главное в битве - это сама битва, и пока ты жив, ты не проиграл. То есть, банальная драка ради драки. Я никакой не бог, просто душа, посвятившая себя защите других. Так что мы с тобой одинаковы по духу, разные лишь по происхождению. Так что прекращай обращаться ко мне, как к главнокомандующему, ладно? Он никогда не воспринимал понятие шинигами как божественную сущность. Ведь если душа может умереть и получать раны, как живой человек, значит, по сути, она не божественна, и другие, и ничем не отличается от живых. Ренджи усмехнулся, хотя в его интонации не было ни капли веселья, и фыркнул. - Это не его работа. Он только открывает гарганту. Проход не предназначен для шинигами, а арранкарам в этом коридоре продвигаться так же уютно, как нам в Дангае. Так что единственный способ для нас - создание дороги из духовной энергии. Кстати, у Кимбли неплохо получалось. Рваные куски пути, созданные алхимиком, слегка отсвечивали красным и выглядели достаточно прочными. Коридор резко кончился, и впереди замаячило коричневое пятно леса меносов, чьих жильцов было видно даже с такого расстояния. Величиной с небоскрёб, с одинаковыми масками с длинным носом, эти титаны медленно передвигались по поляне и еще не замечали опасности. - Берегись их сэро, - сказал Ренджи, вытаскивая меч. - Как увидишь, что открывают рты, - меняй положение. Сэро - это выстрел сжатым реяцу, который способен оторвать тебе конечности. Последнюю фразу он попытался выдать за шутку, но вышоо как-то неуверенно. Меносы тем временем заметили новичков и двинулись в сторону алхимика и шинигами.

Кроссовер по аниме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Принятые анкеты » Luze Crosseria - Uragiri wa boku no namae o shitteiru


Luze Crosseria - Uragiri wa boku no namae o shitteiru

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

акционная!
Uragiri wa boku no namae o shitteiru (Betrayal knows my name)
Предательство знает мое имя

https://pp.userapi.com/c837524/v837524766/2e10a/vZ4wvkXLOi4.jpg

Имя Фамилия (если имеется):
Luze Crosszeria | Луиз Кроссзерия
Возраст:
на вид около 22 - реально более 3000
Раса:
дюра (демон). Конкретнее - опаст (высший демон). Еще конкретнее - S-класс, приравнен к Темным Генералам и, возможно, их превосходит
Род деятельности:
приравненный к Темным Генералам опаст-изгой, в услужении у Короля Демонов, призванный некромантом Гио Рейгой. Суть же деятельности - "охота", если так можно сие назвать, за Лукой: брат является единственной его целью.
Семейное положение:
би, не женат


Способности:
Луиза зовут Королем клинков - он непревзойденный мечник, предпочитающий классические двуручные мечи в европейском стиле.
Физическая сила тоже на уровне. Разнести ударом руки или ноги стену? Да запросто, и это далеко не предел.
Магия - иной раз не требуется даже читать заклинание, однако все зависит от того, кто выступает его противником.
способен не быстро, но регенерировать, человек бы умер от таких ран, от которых на опасте может не остаться и шрама; не стареет.
В целом, способности схожи с силами брата, однако Луиз неоспоримо слабее Луки, как бы ни пытался дотянуться до его уровня; фамильяром не обладает.
Слабости:
скован своими же принципами и отчасти отношением к брату; плюс положение изгоя
Общее описание характера биографии:
Опасты живут практически вечно и не гибнут от старости. Луизу уже более 3000 лет, однако он все еще кажется таким молодым. Рожден юноша был в клане Кроссзерия - обладающие чистейшей кровью, а потому самые близкие по силе к Королю Демонов и Темным генералам, сильнейшие, обладающие непревзойденными магическими способностями демоны, носящие на плече клеймо в виде двух крестов и заключающие браки лишь внутри своего клана. "Благородные и примитивные, прекрасные и порочные", лучшие - и в то же время "псы, рабы, грешники в кандалах". Именно такая слава ходит об этих опастах, заклейменных предателями, об этих изгоях, чей предок продал истинные имена своих собратьев некроманту-человеку, что отчасти и привело к "закату Подземного мира"; ситуация усугубилась из-за того, что брат-близнец Луиза, Лука, переметнулся на сторону противника.
Братья толком не знают друг друга - их разлучили еще в глубоком детстве. Однако кровные узы нелегко разрушить, и опасты все равно тесно связаны, способны чувствовать присутствие друг друга по близости, понимать практически без слов. Быть может, схож образ мышления, пускай близнецы и кажутся такими разными. Луиз был воспитан в традициях уважения к крови, к роду, и честь фамилии, пусть и презираемой в Инфернусе, многое для него значит; впрочем, ему небезразлична и судьба родного брата, который пусть и считается предателем, и к которому король клинков старается относиться соответствующе, все равно остается для него важен. Сколько боли и горечи в глубине аметистовых глаз, сколько эмоций, просачивающихся сквозь маску ненависти и презрения, которыми Луиз пытается обмануть сам себя. Юноша истинно армейской выправки: неписаный устав и приказы, против которых не пойти, пускай и желание велико, но желание это опаст старается задушить. Потому что так надо. Потому что он должен защитить честь семьи, в том числе и Луки, как сие не парадоксально. Луиз может быть спокойным и жестким, уверенным и даже немного отчаянным. Он довольно проницателен, и из всех Темных Генералов лучше всего понимает Рейгу, относится к нему несколько иначе, чем остальные - просто в чем-то они похожи: обоих не воспринимают всерьез из-за происхождения; реалии общества опастов таковы, что представитель высших кругов аристократии, заклейменный предателем - изгой. Отчасти это давит на юношу: будет он выкладываться на сто или тысячу процентов, станет ли новым фаворитом Короля демонов, изменит это совсем немногое. Кроссзерия действительно много сил вложил в то, что соответствует его понятиям. Стоял за честь клана, не один десяток лет убил на саморазвитие и стал известен как Король мечей. Однако даже признанный мастер, он остался изгоем. Не то, чтобы его тяготило именно собственное положение - скорее, дело в семье. Справедливо ли клеймить всех из-за одного проступка отдельно взятого члена семьи, жившего так давно? Пускай для дюр время и идет иначе. Луиз, на первый взгляд, почти занял место Луки, исправно выполняя поручения Короля Демонов, хотя так и остался на деле ему безразличен; о предательстве брата узнал от самого Короля. Юноша в глубине души понимает: это тот путь, который Зесс избрал для себя, это его своеобразная свобода, но переживает за брата, и, к тому же, мягко говоря, недолюбливает, а если честно, терпеть не может Юки, которая приковала Луку к себе и тем самым сделала его слабее. Опасту присуща и холодная уверенность в себе, сочетаемая с некоторой горячностью. Король Мечей с готовностью предложил Каденции бой, пусть даже это означало сражаться бок о бок с предателем против своих союзников. Вот только в этой ситуации предатель остается ближе; кроме того, если бы это противоречило воле Рейги, кто знает, пошел бы клейменный на такой шаг? Вряд ли, хоть он и воспринимает некроманта пусть и с должным уважением, но на равных, чувствуя атмосферу, предостерегает его - не друга и не начальника, но и не нижестоящего, связь между ними кажется весьма странной. Особенно если учесть противоречие, что Рейге небезразличен Юки, которого король клинков терпеть не может, однако не убьет без приказа некроманта.


Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Пробный пост:

Читать

Отношение к брату и его предательству.
Летняя Япония встретила опаста удушливо-влажным теплым ночным воздухом и жужжанием цикад. Ночное небо здесь было как-то ближе и совсем не таким бескрайним, как в Аду. впрочем, в горах это чувствовалось меньше, чем в городе, пусть и таком старинном, как Киото. Жизнь в Токио, например, юноша себе вообще не представлял. И как брату мог нравиться этот мир, методично разрушаемый людьми? Впрочем... В Инфернусе ведь было не лучше. Бесконечная война и кровь, интриги и жесткие принципы. Отчасти это место было даже вполне уютным, но если ты изгой, жизнь становится вовсе не так прекрасна. Вот только, когда это его волновало?
До рассвета еще далеко, но возвращаться пока не хочется. Задание по разведыванию обстановки в Киото, в частности, о защищенности главного поместья врага, выполнено, быстро, четко, аккуратно. Как и всегда. Луиз выходит из тени деревьев и запрокидывает голову к усыпанному звездами небу. В груди что-то смутно щемит, и клейменный знает: братец недалеко. Кажется, даже ближе, чем должен бы находиться, потому задержаться надолго здесь не выйдет. Видеть его не хочется. К тому же, он уверен, Зесс знает: его близнец объявился в подлунном мире. Однажды нам суждено скрестить клинки, братец... Но не сегодня. Луиз выдыхает устало и опускается на траву, ослабляет галстук - крайне редкое явление, юный Кроссзерия, позволяющий себе немного расслабиться, негласная команда "вольно". Прикрывает глаза, чувствуя теплый ветер. Ветер, тут же сменяющийся холодом воспоминаний.
"Темный просторный зал, вечная прохлада помещения, где все облицовано камнем, где гуляет эхо, заставляя соблюдать почтительную тишину. Неверный свет свечей в канделябрах, какой-то слишком мрачный - обычно этот зал кажется уютнее. Атмосфера давит, слишком ощутимо давит на плечи вошедшего юноши, который пересекает комнату, - почти беззвучные шаги практически не создают отклика, - и преклоняет колено перед мужчиной на троне.
- Мое почтение, - после одобрения Короля демонов опаст поднимается, коротко и четко докладывает о выполненной миссии, одной из множества. Все безупречно, однако, когда Король поднимается с трона, в аметистовых глазах скользит испуг. Тяжелая ладонь ложится на плечо юноши.
- Лука предал Инфернус. До людских войн мне дела нет, однако он окинул наш мир и встал на защиту Божественного света."

Сейчас уже ушло то неверие, шок от полученного известия и произошедшего после. Король демонов жесток. За предательство карается не только его совершивший. Но до сих пор непонятная горечь на душе, которую словно когтями рвут в клочья. И дело даже не в том, что Лука подставил семью, которая и так носила клеймо изгоев. Не в том, что то хрупкое уважение, которого добился Луиз, было разбито вдребезги, и пришлось вновь доказывать свою силу. Прошло время, прежде чем утих шепот за спиной: "Дурная кровь ни к чему хорошему не приведет. Зря Король демонов приблизил того мальчишку к себе. С этим, очевидно, тоже следует быть настороже."
Клеймо под рукав форменного плаща, клинок, раз за разом обагряющийся кровью. И ни на миг не покидающие мысли о брате.
Почему?
Они никогда не были близки. Разлученный с близнецом еще в детстве, он плохо знал Луку. Никогда не имел возможности узнать, да особо и не пытался: разум юного опаста был несколько затуманен завистью к избранности и исключительности близнеца. "Почему он?" - и Луиз упорно выкладывался на полную, стремясь стать сильнее и превзойти носящего кровавое клеймо. Вот только кто бы мог подумать, что этот вопрос однажды сменится совсем другим "Почему?"
Луиз всегда был один. Говорят, близнецы связан крепкими, нерушимыми узами, говорят, они всегда вместе,но даже этих уз демон был лишен, лишен самого близкого человека. Казалось бы, какое дело до предательства того, кого толком и не знал никогда?
Вот только, когда Лука покинул Инфернус, внутри словно что-то оборвалось.
Луиз стал холоднее, ожесточеннее, казался теперь окружающим бездушной машиной, идущей к своей цели. А истинной целью невольно стал его собственный брат. Это никого не удивило: предатели подлежали строгой каре, порой и уничтожению. А в глубине души опаст хотел защитить брата. Даже если придется самому стать предателем. Даже ценой своей жизни. Юноша знал: для Луки опасно возвращение в Ад. Но теперь волнения немного утихли. Теперь ему будет, куда вернуться.
Дюра снимает фуражку и распускает волосы, стянутые серебристым шнурком в тугой хвост, позволяя шаловливому ветру тут же их растрепать.
Почему, брат?
Он выбрал человека. Хуже того, он выбрал Божественный свет, того, кто потенциально смертельно опасен для дюр. Что, черт возьми, такого было в этой любви? В этой девчонке, которая теперь вообще парень и забыла своего возлюбленного. Он позволил ей сковать себя. Это до сих пор вызывало едкое негодование, подобное кислоте, разъедающее изнутри.
Неужели оказанная тебе честь была так ужасна, что ты предпочел подобное?
Луиз не понимал. Не осознавал, как это - любить. И почему брат так дорожит этими глупостями, такими воистину человеческими. Однако одно он осознавал ясно: он никому не позволит убить Зесса. Уж лучше сделает это сам. Тем более что никому больше это не под силу, пускай недавнее происшествие с Элегией и вызывало определенные опасения.
Ты оказался в ловушке своей памяти, брат. Ты стал слаб. - Раздражение, мрачными, холодными мурашками пробегающее по спине и скрываемый от самого себя страх за брата. Луиз вновь собирает волосы в хвост, туго завязывая шнурок, и надевает фуражку. С неохотой поднимается: пора.
Король клинков не знает, к чему приведет эта война, в которой близнецы оказались по разные стороны баррикад. Не знает, что люди бы назвали его чувства к брату любовью, что почти неразличимо граничит с ненавистью.
Слишком глубокие узы, основанные на крови - дар и проклятие одновременно. Юноша окидывает взглядом огни города, раскинувшегося внизу. Мелькает смутное сожаление: тот, к кому столько горечи, столько гнева - хотелось бы узнать его получше. Жаль, это невозможно, по крайней мере, пока не погибнет от рук Рейги Божественный Свет. Если бы Луиз позволил себе чуть больше слабости - могла бы мелькнуть мысль, а правильно ли - убивать Юдзуки, лишать брата того, что ему дороже всего на свете. Ведь сейчас брат не одинок.
Люди сильны сами по себе, своей личностью, и все это про половинки - полнейшая чушь. И все-таки для близнецов все немного иначе.
Или нет?

Отредактировано Luze Crosszeria (20.03.17 19:07)

+1

2

http://s6.uploads.ru/58iQ2.png
Вы приняты!

Так же ознакомьтесь:
Начисление йен
Герои месяца

0


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Принятые анкеты » Luze Crosseria - Uragiri wa boku no namae o shitteiru


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC