18.11.2017 Прими участие в ОПРОСЕ
Срок подачи работ на конкурс продлен до 20 октября!
1.10.2017-25.10.2017 Конкурс ОТРАЖЕНИЕ
Пожалуйста, не забывайте кликать на кнопки топов ежедневно!
25.09.2017 открыто голосование за героев СЕНТЯБРЯ
24.06.2017 открыто голосование за героев ИЮНЯ
02.06.2017 активных персонажей просьба отметиться в Перекличке 25.04.2017 открыто голосование за героев месяца
15.03.2017 Перекличка завершена, просьба проверить своих персонажей в списке
08.03.2017 С праздником! Только сегодня анкеты на женских персонажей принимаются без проверки!
23.02.2017 С праздником! Только сегодня анкеты на мужских персонажей принимаются без проверки!
19.02.2017 АКЦИЯ! Персонажи Bishoujo Senshi Sailor Moon принимаются без пробного поста
Не пропусти конкурс "НАМ 1 ГОД!"
08.01.2017 Победитель новогодней викторины - Cadis Etrama Di Raizel.
Поздравляем с Новым 2017 Годом!
Вверх страницы

Вниз страницы
АДМИНИСТРАЦИЯ
Шики
Орихиме

Курогане

НАШИ ГЕРОИ

ПОСТ МЕСЯЦА
Орихиме Иноуэ - Заморочки (не)обитаемого острова

Внезапное желание Чизуру-тян задействовать в школьном спектакле "Алиса в Стране Чудес" настоящего кролика с самого начала показалось Иноуэ немного... скажем так, странным. Но подруга так загорелась собственной идей, что у Орихиме духу не хватило высказаться против этой затеи. Знала бы она тогда, чем все это закончится... Белое и пушистое создание ...И где только Чизуру-тян его взяла?... полностью соответствовало своему имени - Широ - и произвело настоящий фурор среди девочек. Те едва не перессорились, пока выясняли, кто будет первым тискать эту милоту, благо, Тацуки вмешалась и быстренько всех построила. Широ был определен в коробку из под бумаги, вместе с морковкой из чьего-то бэнто. А девочки спешно вернулись к недошитым костюмам. То, что Широ пропал, обнаружилось пару часов спустя. Когда Орихиме, пятившаяся от восторженно вопящей Чизуру ...И зачем я вообще согласилась участвовать в этом спектакле... Но девочки так просили. К тому же роль Сони маленькая, мне почти не придется говорить. Вот только... реакция Чизуру-тян на мой костюм... пугает... Ай!... споткнулась и шлепнулась в абсолютно пустую коробку. Бегать в кигуруми - еще одна "гениальная" идея Чизуру - было довольно неудобно, но в поднявшейся суматохе Орихиме напрочь о нем забыла, и сейчас неловко топотала по школьному двору в плюшевом костюме Сони ...Хорошо, что кроме нас в школе никого не осталось... Да и темнеть начинает... Ой, а это плохо! Надо найти Широ, пока окончательно не стемнело!... Впрочем, куда большей проблемой было то, что телефон остался в классе, и даже если кто-то из подруг уже нашел несчастную зверушку, ей об этом сообщить не смогут ...Ладно, сейчас загляну в оранжерею, и если и там его нет, вернусь... ...Как зверушки в мультфильмах что-то делают такими лапами?!?... Отодвинуть задвижку и открыть дверь в оранжерею удалось лишь с восьмой попытки. Причем старалась она напрасно - в оранжерее было пусто ...Ну вот, теперь еще и закрыть ее на... АААА! Вот он где!... Забыв про дверь, Орихиме бросилась в сторону кустов, из которых неторопливо выбирался белый кролик. - Широ! К несчастью, девушка не учла, что выглядит она сейчас... несколько необычно. Дернувший длинными ушками на свое имя, Широ пару секунд смотрел на невиданное чудище, которое топало к нему, протягивая огромные лапы, а затем испуганно пискнул и запрыгал обратно в кусты. - Широ, подожди! - Обогнув кусты - каким-бы неудобным не был костюм, нехорошо будет, если он порвется - Орихиме припустила следом за белым кроликом, резво скачущим по траве, как вдруг тот исчез из виду ...Ой, тут яма! И, похоже, глубокая - я не могу разглядеть Широ... А что, если он поранился?!?... Недолго думая, девушка прыгнула вниз ...Как только увижу белое пятно, вызову Щит, чтобы не упасть на Широ... и лишь спустя пару минут свободного падения вспомнила, чем закончился подобный подвиг для девочки Алисы из сказки Льюиса Кэролла... - Сантэн Кэссюн! Удержаться на Щите, ударившемся об песок ...?... и тем самым погасившем удар, не удалось. Потирая ушибленное бедро ...Жаль, что Исиды-куна здесь не было - от его хиренкъяку в подобных случаях куда больше пользы... Зато от кигуруми какая польза! Даже почти не больно было... Орихиме сосредоточено разглядывала окрестности. Которые, по ее субъективному мнению, совершенно не походили на Страну Чудес. Белый песок, высокие пальмы с лианами, на которых то тут, там виднелись яркие цветы... все это куда больше напоминало рекламу какого-то пятизвездочного отеля на Окинаве, которую Химе недавно видела по телевизору. - Интересно, куда это я попала. И кстати, где Широ? - Вспомнив о кролике, Орихиме резво вскочила и с удвоенным вниманием огляделась. На белом песке кое-где были видны следы маленьких лапок ...Это кроличьи? Или кошачьи? Не разбираюсь я в них... Но другого выбора у меня все равно нет. Сначала нужно найти Широ... по которым она и пошла... Очень скоро песок сменился травой, и Орихиме в растерянности завертелась на месте, огорченно высматривая - не мелькнет ли в траве, или вооон тех кустах, белое пушистое пятно. Пятно не мелькнуло, и, немного покричав - Широ! Широооо! - Химе махнула рукой и пошла наугад. Она очень старалась обходить кусты, но их почему-то становилось все больше и больше. И ей то и дело приходилось останавливаться и высвобождать свой - ну, то есть, Сонин, конечно - хвост из цепких веток. Она как раз пыхтела, выпутывая хвост из очередной кустовой ловушки, когда внезапно услышала знакомый голос -Кто здесь? Выходи! Орихиме торопливо раздвинула ветки, и радостно заулыбалась старому другу - Абараи-куууун! Давно не виделись! Как твои дела? - То, что шинигами выглядит несколько... своеобразно, да еще и какой-то странной штуковиной замахивается, она как-то упустила, занятая насущной проблемой - Ой, Абараи-кун, ты мне не поможешь хвост отцепить? И, кстати, ты здесь белого кролика не видел?

Кроссовер по аниме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Внутрифендомная зона » Я твоя тень, ты моя кровь...


Я твоя тень, ты моя кровь...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/236x/b3/b4/d0/b3b4d035963ef264df8ce4ffb6c8479b.jpg

Место:
руины в районе последней битвы, устроенные Зессом
Участники:
Luka Crosszeria, Luze Crosszeria
Принятие в игру других персонажей:
маловероятно

Сюжет:
В войнах история человечества. История людского эгоизма, грехопадения командиров, раз за разом посылающих солдат на верную смерть. Уже тысячу лет война - история клана Гио. История разногласия двоих некромантов, в которую оказываются втянуты все новые стражи, все новые дюрас. Этот виток истории втянул в водоворот войны двух братьев-близнецов из клана, заклейменного предателями. Выросшие порознь, они оказались по разные стороны баррикад. Битва окончена, солнце коснулось лучами поля последней битвы. Коснулось его и время, через которое тянет туда вернуться. Погибли все герои и злодеи войны - помимо дюрас, что живут вечно, да одного некроманта. А этот день так похож на тот. Грядет возвращение, и начинает тянуть в связанные с теми событиями места. Случайно ли, или нарочно? На сей раз на руинах оказались оба близнеца. Проказница-судьба, для чего же ты задумала эту встречу, что уготовила им?

Отредактировано Luze Crosszeria (23.03.17 19:37)

+1

2

Ночь медленно вступала в свои права, укутывая окрестности бархатом своего покрывала, зажигая на небосклоне миллиарды звезд. Что как верные охранники окружают юный полумесяц, ярко серебрящийся на небосклоне. Распространяя свой чарующий свет на погружающийся в сон мир.   Ветер качает деревья, путаясь в листве, будто помощник что укладывает тяжелое покрывало на верхушки гордых гор, убаюкивая их одному ему известной песней. Успокаивая потревоженные чужим присутствием руины.
Руины прошлого, что покоились безмолвными свидетелями жестокого сражения недалекого прошлого. Окутанные отголосками силы, что сотворила их, уже частично поглощённые природой, теперь станут пристанищем разве что диких зверей и птиц. Местами поблекшие от разрушительной магии фрески, треснувшие от колоссальной силы колонны и стены. Покоренные природой, некогда прекрасные залы, вскоре будут полностью покрыты зеленью и пылью веков. Тая в себе правду о боли и пролитой крови, возможно обрастут слухами о демонах и приведениях, но однажды будут забыты, к этому месту уже никогда не приблизится никто, или…
Порыв ветра откидывает со лба черные волосы, а свет луны отражается в глазах цвета каленой стали. Фигура, сидящая на обломке колонны, казалась неподвижной, высеченной из мрамора статуей, единственной что не тронуто происходившим здесь. И только легкий шорох плаща на ветру дает понять, что эта фигура чужая в этом царстве боли и смерти, как бы гармонично она не вписывалась.
На колонне сидит тот, чья сила привела к столь разрушительным последствиям, тот кто преследовал сейчас только одну цель, защитить Её. Ту чья смерть временно остановила войну, подарила спасение его душе, показала, что жизнь без мечты и цели все равно что смерть. Однажды она вернётся и тогда все начнется сначала, эти руины не первые и наверняка не последние, но пока она будет возвращается, пока есть ему есть ради кого жить и дышать все равно сколько крови своих собратьев он прольет, сколько еще обратит в руины.
Согнув в колене правую ногу, Зесс опускает на нее руку и упирается подбородком в предплечье, прикрывая глаза. Сейчас у него нет ничего, только врем и ожидание, но однажды он снова будет иметь возможность смотреть в прекрасные янтарные глаза, вновь сможет ощутить тепло ее тела и услышать нежный голос, произносящий его имя, нужно просто подождать. Лука прикрывает глаза, замирая подобно каменному изваянию.
- Юки…

+2

3

Говорят, именно в вечерние сумерки, когда ночь понемногу вступает в свои права, открываются врата в потусторонний мир, передаются бразды правления балом в руки нечисти. Вот только бал у князя тьмы вовсе не обязательно является буйством. Ночь нежна. Шепот ветра, рассказывающего сказки, легенды, истории не хуже Оле Лукойе, о котором как-то доводилось слышать демону, бархатистое, усеянное прохладными мудрыми звездами одеяло небосклона. Ночь отбрасывает покрывало света и обнажает истинную суть вещей. Она не может быть хорошей или плохой, разве что субъективно восхитительной или нелицеприятной. Она просто есть. Ночь отчетливо выделяет звериные тропы, следы, нити, ведущие куда-либо. В ночи лучше видят кошки и демоны, возникают призраки, отблески, отзвуки минувших дней.
Быть может, именно поэтому Король призвал его ближе к ночи. Клейменный преклоняет колено:
- Мое почтение.
Напряженная прохлада каменного зала. Вечный полумрак, в котором день от ночи не отличишь. В котором вечен едва различимый стон неупокоившихся душ. Который давит превосходством и безразличием. Одетый по форме юноша не поднимает головы: позволения не давали.
- Скоро придет время им возродиться. Проверь, есть ли уже его следы. - тон Короля холоден и небрежен, а в упоминании некроманта чувствуется легкое презрение. Луиз вдруг отчетливо осознает:если бы Королю было хоть на каплю больше дела до разборок тех, кто ниже его, давно бы уже придушил Гио Рейгу собственными руками. Мрачная усмешка тенью скользит по губам опаста, но тут же исчезает.
- Исчезни уже, - отмахивается Король Демонов. Луиз поднимается и склоняется в изящном поклоне:
- Слушаюсь, - и покидает зал. Как же осточертели приказы этого старика.Да, это уважение, и это определенно что-то значит, что даже клейменным оказана такая честь. И Луиз с радостью ее исполнит. Ради семьи. Ради восстановления той хрупкой ступеньки повыше, на которую им удалось взобраться. Вот только сам Король - личность не из приятных. Нет в службе ему былого очарования, однако гордость и почтение остаются здравствовать. Он превзойдет брата. Он защитит его. А может, и прибьет собственноручно, кто может знать? Хотя сейчас Луиза интересует несколько иной вопрос: за каким дьяволом он вообще вспомнил о Луке?
Но медлить нельзя. Темный вихрь переносит его на место последней битвы. Именно здесь, в этом месте, что до сих пор исполнено чужеродной силы и отчасти именно из-за нее так бурно озеленевшего,  следует искать начало ниточки, ведущей к некроманту. Именно здесь можно почувствовать, до сих пор ли она ведет в никуда.
Руины встречают его порывом ветра и странной тяжестью в груди, словно что-то сжимается. Такое знакомое ощущение. Опаст хмурится, осознавая отчетливо: он здесь не один. Однако это потом. Сейчас следует сосредоточиться на задании. Юноша опускается и прикладывает ладонь к земле, вслушивается, ищет. В ее дыхании - воспоминания, картины, застарелая кровь, чувства и слова, все, что пропитало это место. А также следы душ раненых и погибших здесь. Луиз ищет сосредоточенно, ветер усиливается от используемой силы. И наконец, ловит нужный отблеск. Вот она. Этот некромант. Но эта нить до сих пор ведет в никуда. Значит, в ближайший год можно не ждать их возрождения. В ближайший год в Инфернусе будет спокойно. Напряжение начнет нарастать с их возрождением: кто-то будет жаждать новых битв, кто-то - недовольствоваться гнетом договора с Рейгой, проклиная продавшего имена, на чем свет стоит. Эти проклятия давно уже потеряли под собой почву и не рикошетят в носящих клеймо в виде двух крестов. А ведь когда-то было. Луиз поднимается и идет к выходу, даже почти беззвучные шаги дюры отдаются эхом. Ветер налетает и бросает горсть каких-то лепестков в лицо. Впереди, на развалинах - темная фигура, силуэт, не нуждающийся в узнавании: Кроссзерия чувствует его совершенно на другом уровне. Подкрадывается напряжение, юноша внимателен и осторожен, наблюдая за.. нет, совсем не чужаком. Именно о нем говорило то предчувствие. Луиз знает: говорило обоюдно
- Брат, - короткое, лишенное тепла приветствие. Аметистовые глаза смотрят так пронзительно.
И почему Зесса сюда занесло именно в эту ночь? Хотя, может, оно и к лучшему: у короля клинков найдутся к нему вопросы.

+2

4

Ночь на самом деле самое прекрасное время, раньше у него не было возможности оценить ее красоту в полной мере, пропитанные кровью и стонами ночи Инфернуса, так ярко отличались от ночей этого мира. Спокойствие нарушил отголосок силы, силы настолько близкой по духу, что Зесс подумал сначала что ему не мерещится… Но тихий голос развеял это чувство, заставляя вскинуть голову и встретится с взглядом аметистовых глаз, таких же отчужденных и холодных как его собственные.
- Луиз – тихий шепот подхватывает ветер, смешивая голос с шумом листвы. – Зачем ты здесь? – Порыв ветра подхватывает слова, будто желая помочь им достичь ушей того, кому они адресованы. Зарываясь в черных как сама ночь волосах, бросая на лицо челку, будто подталкивая в немой просьбе сделать шаг, желая сказать, что еще не все потерянно, что его место рядом с братом, а не среди людей. Свет звезд отражается в серебре глаз, будто нарочно делая и без того холодную сталь, еще более отстраненной. Не смотря на щемящее чувство вины перед братом, Лука оставался спокойным, внешне, умело скрывая с=все что всколыхнулось в груди. Пусть он толком не знал брата, но в те короткие встречи на поле боя, когда Луиз так умело прикрывал ему спину, так изящно парировал направленные в него смертоносные удары, что у многих создавалось впечатление что братья, знают друг друга с самого детства, кровная связь крепче любых возможных уз. Но эта связь никогда толком ни его не значила или он не прав? Ведь стоящий перед ним человек, с одной стороны единственный родной и близкий, похожий на него как две капли воды, но в тоже время такой чужой. Битва это одно, но они никогда не знали друг друга больше чем действий в сражении. Медленно плывущие облака скрывают луну, погружая во мрак руины, будто желая спрятать встречу братьев от чужих глаз. Лука все еще пытается понять, что чувствует он к стоящему напротив Опасту, что за щемящее чувство в груди?

+2

5

Сила брата слишком близка, слишком схожа с его собственной. Ни от кого из семьи Луиз не чуял что-то настолько родное. Это было немного дико, потому как вследствие редких встреч что-то настолько незнакомое просто не должно было настолько просто касаться его сердца. Дюра чуть заметно вскинул подбородок, ветер растрепал длинные волосы, равно как ерошил короткие, и без того пребывающие в хаосе пряди того, кто сейчас повернулся к нему. Серебристые глаза, холодные, словно сталь, и столь же опасные. Единственная черта, что отличала близнецов друг от друга: прическа и клеймо - уже детали приобретенные. Что-то внутри замирает, когда в них отражается случайный лучик рассеянного света, и резко бросается в глаза отсутствие привычной искорки жизни. Кроссзериа прикусывает губу - острый клык заставляет выступить капельку крови - и поспешно гонит от себя подобные мысли. Это справедливо. Брат сам выбрал этот путь. Предал их, столкнул семью глубже в бездну. Рука с длинными ногтями, смахивающими скорее на когти в том числе и по остроте сама непроизвольно тянется к рукояти меча. Аметистовый взгляд встречает стальной без страха. В несколько резких жестах сквозит раздражение: превосходящая сила брата, пусть и явно сдерживаемая и скрываемая сейчас, давит. Раздражает его превосходство. Луиз всегда восхищался Зессом, и его невероятно выводил из себя тот факт, что именно он оказался предателем. От звука собственного имени дюра напрягает плечи. Внутреннее противоречие, словно мелкие демонические кошки раздирают душу, растягивая в разные стороны, как жалкую сардельку. Брат ему все-таки брат, и приказа убивать не было. Присутствует и раздражающее беспокойство за старшего. Ты стал слаб, Лука. Опаст выпрямляется. Со второй стороны - перед ним предатель. Наплевавший на свою семью, и ради чего? Непонятной горстки людей? Уму непостижимо. Луиз не понимал, хотя и проводил порой ночи в раздумьях об этом, силясь прийти-таки к осознанию, почему тот, кому он порой так естественно и уверенно прикрывал в бою спину, теперь так легко обернул клинок против него. Нет, если быть точнее - против Рейги и призванных им опастов, однако... младший близнец ведь остался по ту сторону линии фронта.
-Исполнял приказ, - лаконичный ответ, привычные холодные резкие нотки, присущие мелодичному голосу. Кроссезия пытался скрыть смутную боль, что тянула к нему свои туманные лапы. Гнал осознание: он не хочет сражения с братом. Если таков будет приказ, он обнажит клинок. Он будет сражаться в полную силу. Перед ним тот, кто предал семью. Однако что-то внутри бунтовало против этого сражения. Кровные узы, связывающие близнецов, немногочисленные и непродолжительные моменты их встреч - все это горело незримой алой печатью на их судьбе. Связь их значила многое, связь их была бесценна. Или же обесценена, с учетом мира, в котором обитали братья?
В уверенном взгляде аметистовых глаз - немой вопрос. Твердое, с ноткой отчаянной усталости то ли "Почему", то ли "За что". Луиз с детства был эмоциональнее брата, для тех, кто удосуживался к нему присмотреться, - а на их пересчет хватило бы пальцев одной драконьей лапы, - он мог быть и вовсе открытой книгой.
- А ты? - несколько отстраненный вопрос. Может статься, Зессу известно что-нибудь. Может, он что-то чувствует, и именно потому явился сюда? Информация не помешает, однако с преподнесением ее придется быть осторожнее: худшее, что он может сделать, представ перед Королем - упомянуть предателя.

0

6

Такие вроде простые слова, но сколько горечи в них, нет дело не в голосе брата или его интонации, дело в прошлом самого Зесса, слишком знакомое выражение кое он сам произносил на протяжение тысячелетий, неужели теперь это участь Луиза, его брата, единственного «родного» ему создания? Пусть теперь в его жизни все иначе, пусть теперь есть цель и смысл, но… Тень боли мелькнула в стальных глазах, тут же растворяясь в их глубине будто и не было, оставляя после себя только расплавленное серебро. Лука читает в взгляде брата немой вопрос, вопрос который обладатель аметистовых глаз никогда не озвучит, Луиз настолько же упрям, как и сам Лука, да и ответа у бывшего фаворита короля на этот вопрос нет, наверное, в глубине своей темной души Зесс боится именно этого вопроса. Но не это было сейчас важным, не это имело значение, куда важнее сейчас был то, какой приказ исполнял его брат, хотя, суд по тому что он не обнажил меч - это не приказ избавится т предателя, но он не может знать наверняка.
- Ни чего – негромко отвечает Опаст на вопрос брата, по-прежнему смотря в его глаза, будто ища там ответ на свой вопрос «Почему?» Хотя что именно почем Лука не мог сказать и сам, ведь если он не прав и брат действительно пришел за его жизнью, от взора не укрылось первое движение ладони дюры к рукояти меча, почему не обнажил оружие? Почему не напал сразу? Может все-таки узы что есть еще между ними имеют цену? Юки всегда говорила, что подобные узы нерушимы, брат не должен идти против брата, а сын против отца, ведь это неправильно. Но у дюр свой закон, тогда что останавливает руку Луиза? – Если ты его выполнил, почему ты здесь? Если нет – Кроссзерия старший раскидывает руки в стороны – начинай, брат. – Последнее слово против воли слетает с губ с горечью, совершенно не хочется сражаться с Луизом, направлять клинок против того, кто является отражением тебя самого, да он сам виноват, что сейчас они по разные стороны баррикад, что теперь карты легли так, что однажды они обязательно скрестят клинки сражаясь каждый за свое. Но, за что будет сражаться Луиз? Так же, как и он, тысячелетиями просто потому что так приказал король демонов или же за что-то свое, дорогое сердцу? Пусть и считается что такие как они не имеют души и сердца, ведь это совершенно не так, у них есть душа, чувства, каждый Опаст способен любить и ненавидеть. Вот только Зесс как не старается не может понять, что испытывает к нему брат? Ненависть? Презрение или что-то более глубокое и непередаваемое простыми словами, впрочем, он и сам не моет понять того чувства что копошится в груди подобно клубку змей, что никак не могут поделить пространство и показать наконец кто среди них важнее. Порыв ветра путается в черный волосах, откидывая с лица челку, заставляя полы длинного плаща со странным хлопаньем ударится о ноги, будто бьющаяся в клетке птица, что, пытаясь вырваться ломает свои крылья о крепкие прутья.

0


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Внутрифендомная зона » Я твоя тень, ты моя кровь...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC