18.11.2017 Прими участие в ОПРОСЕ
Срок подачи работ на конкурс продлен до 20 октября!
1.10.2017-25.10.2017 Конкурс ОТРАЖЕНИЕ
Пожалуйста, не забывайте кликать на кнопки топов ежедневно!
25.09.2017 открыто голосование за героев СЕНТЯБРЯ
24.06.2017 открыто голосование за героев ИЮНЯ
02.06.2017 активных персонажей просьба отметиться в Перекличке 25.04.2017 открыто голосование за героев месяца
15.03.2017 Перекличка завершена, просьба проверить своих персонажей в списке
08.03.2017 С праздником! Только сегодня анкеты на женских персонажей принимаются без проверки!
23.02.2017 С праздником! Только сегодня анкеты на мужских персонажей принимаются без проверки!
19.02.2017 АКЦИЯ! Персонажи Bishoujo Senshi Sailor Moon принимаются без пробного поста
Не пропусти конкурс "НАМ 1 ГОД!"
08.01.2017 Победитель новогодней викторины - Cadis Etrama Di Raizel.
Поздравляем с Новым 2017 Годом!
Вверх страницы

Вниз страницы
АДМИНИСТРАЦИЯ
Шики
Орихиме

Курогане

НАШИ ГЕРОИ

ПОСТ МЕСЯЦА
Орихиме Иноуэ - Заморочки (не)обитаемого острова

Внезапное желание Чизуру-тян задействовать в школьном спектакле "Алиса в Стране Чудес" настоящего кролика с самого начала показалось Иноуэ немного... скажем так, странным. Но подруга так загорелась собственной идей, что у Орихиме духу не хватило высказаться против этой затеи. Знала бы она тогда, чем все это закончится... Белое и пушистое создание ...И где только Чизуру-тян его взяла?... полностью соответствовало своему имени - Широ - и произвело настоящий фурор среди девочек. Те едва не перессорились, пока выясняли, кто будет первым тискать эту милоту, благо, Тацуки вмешалась и быстренько всех построила. Широ был определен в коробку из под бумаги, вместе с морковкой из чьего-то бэнто. А девочки спешно вернулись к недошитым костюмам. То, что Широ пропал, обнаружилось пару часов спустя. Когда Орихиме, пятившаяся от восторженно вопящей Чизуру ...И зачем я вообще согласилась участвовать в этом спектакле... Но девочки так просили. К тому же роль Сони маленькая, мне почти не придется говорить. Вот только... реакция Чизуру-тян на мой костюм... пугает... Ай!... споткнулась и шлепнулась в абсолютно пустую коробку. Бегать в кигуруми - еще одна "гениальная" идея Чизуру - было довольно неудобно, но в поднявшейся суматохе Орихиме напрочь о нем забыла, и сейчас неловко топотала по школьному двору в плюшевом костюме Сони ...Хорошо, что кроме нас в школе никого не осталось... Да и темнеть начинает... Ой, а это плохо! Надо найти Широ, пока окончательно не стемнело!... Впрочем, куда большей проблемой было то, что телефон остался в классе, и даже если кто-то из подруг уже нашел несчастную зверушку, ей об этом сообщить не смогут ...Ладно, сейчас загляну в оранжерею, и если и там его нет, вернусь... ...Как зверушки в мультфильмах что-то делают такими лапами?!?... Отодвинуть задвижку и открыть дверь в оранжерею удалось лишь с восьмой попытки. Причем старалась она напрасно - в оранжерее было пусто ...Ну вот, теперь еще и закрыть ее на... АААА! Вот он где!... Забыв про дверь, Орихиме бросилась в сторону кустов, из которых неторопливо выбирался белый кролик. - Широ! К несчастью, девушка не учла, что выглядит она сейчас... несколько необычно. Дернувший длинными ушками на свое имя, Широ пару секунд смотрел на невиданное чудище, которое топало к нему, протягивая огромные лапы, а затем испуганно пискнул и запрыгал обратно в кусты. - Широ, подожди! - Обогнув кусты - каким-бы неудобным не был костюм, нехорошо будет, если он порвется - Орихиме припустила следом за белым кроликом, резво скачущим по траве, как вдруг тот исчез из виду ...Ой, тут яма! И, похоже, глубокая - я не могу разглядеть Широ... А что, если он поранился?!?... Недолго думая, девушка прыгнула вниз ...Как только увижу белое пятно, вызову Щит, чтобы не упасть на Широ... и лишь спустя пару минут свободного падения вспомнила, чем закончился подобный подвиг для девочки Алисы из сказки Льюиса Кэролла... - Сантэн Кэссюн! Удержаться на Щите, ударившемся об песок ...?... и тем самым погасившем удар, не удалось. Потирая ушибленное бедро ...Жаль, что Исиды-куна здесь не было - от его хиренкъяку в подобных случаях куда больше пользы... Зато от кигуруми какая польза! Даже почти не больно было... Орихиме сосредоточено разглядывала окрестности. Которые, по ее субъективному мнению, совершенно не походили на Страну Чудес. Белый песок, высокие пальмы с лианами, на которых то тут, там виднелись яркие цветы... все это куда больше напоминало рекламу какого-то пятизвездочного отеля на Окинаве, которую Химе недавно видела по телевизору. - Интересно, куда это я попала. И кстати, где Широ? - Вспомнив о кролике, Орихиме резво вскочила и с удвоенным вниманием огляделась. На белом песке кое-где были видны следы маленьких лапок ...Это кроличьи? Или кошачьи? Не разбираюсь я в них... Но другого выбора у меня все равно нет. Сначала нужно найти Широ... по которым она и пошла... Очень скоро песок сменился травой, и Орихиме в растерянности завертелась на месте, огорченно высматривая - не мелькнет ли в траве, или вооон тех кустах, белое пушистое пятно. Пятно не мелькнуло, и, немного покричав - Широ! Широооо! - Химе махнула рукой и пошла наугад. Она очень старалась обходить кусты, но их почему-то становилось все больше и больше. И ей то и дело приходилось останавливаться и высвобождать свой - ну, то есть, Сонин, конечно - хвост из цепких веток. Она как раз пыхтела, выпутывая хвост из очередной кустовой ловушки, когда внезапно услышала знакомый голос -Кто здесь? Выходи! Орихиме торопливо раздвинула ветки, и радостно заулыбалась старому другу - Абараи-куууун! Давно не виделись! Как твои дела? - То, что шинигами выглядит несколько... своеобразно, да еще и какой-то странной штуковиной замахивается, она как-то упустила, занятая насущной проблемой - Ой, Абараи-кун, ты мне не поможешь хвост отцепить? И, кстати, ты здесь белого кролика не видел?

Кроссовер по аниме

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Внутрифендомная зона » Вы хотите поговорить об этом?


Вы хотите поговорить об этом?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Место:
Тюрьма, в которой держали Кимбли, после совершенных им убийств военных в Ишваре. Комната для допросов. Стоит стол, два стула. На окнах решётки.
Участники:
Госпожа Никто, Зольф Кимбли
Принятие в игру других персонажей:
Практически невозможно.

Сюжет:
Кимбли уже какое-то время "пылился" в тюрьме за устроенные им бесчинства, однако у Кинга Бредли возникли идеи по тому, как использовать Багрового алхимика в дальнейшем (да-да, он думал над тем, чем чревата передача философского камня такому человеку как этот). Дабы выяснить, стоит ли игра свеч, он нанимает Госпожу Никто, дав ей роль военного психотерапевта, которая должна будет определить степень опасности, исходящей от Багрового и сделать выводы, достоин ли он преждевременного помилования или стоит от него избавиться насовсем.

Отредактировано Mrs Nobody (13.04.17 22:32)

0

2

Госпожа Никто готовилась к новой роли. Её серые глаза пожирали контракт глазами. Задание было... интересным... За долгую историю пребывания в чужой шкуре, Госпожа видела много разных повернутых людей. Создавалось впечатление, что в Аместрисе проживают исключительно психически нестабильные, на голову больные люди с кучей секретов. Даже сам Бредли производил впечатление совершенно неоднозначное. Но какое дело ей? Это просто работа.
Серые глаза последний раз проскочили по тексту и воззрились на заказчика, бесцветный голос возвестил:
- Я займусь... э-э-э, сэр,- одна бровь неопределённой формы чуть изогнулась.
Не дожидаясь ответа, ей было совершенно плевать, ведь подпись уже стояла, Госпожа встала и взяла чехол с военной формой, предложенный ей. Затем женщина зашла в небольшую комнатку при кабинете Бредли. Там она неспеша переоделась, села на стопку бумаг и закрыла глаза. Сейчас одежда висела на ней как-о несуразно, была совершенно не по размеру и не вязалась с обликом, однако всё поправимо. Химера сосредоточилась на визуальном образе, который требовалось создать. Изменения начались. Рельефные, но не очень крупные мускулы рук стали проступать на белоснежной рубашке, грудь увеличилась достаточно, чтобы занимать все, до сих пор пустое пространство блузки, ноги удлинились, лицо приобрело определенные, запоминающиеся черты. Открывшиеся глаза стали ярко зелёными, а причёска чуть длиннее обычной причёски военного.
Надев туфли на небольшом каблуке доктор Палмер широким чётким шагом вновь зашла в кабинет фюрера. Голос, который прозвучал в комнате, когда женщина отдала честь фюреру был сух и строг.
- Я отправляюсь немедля, сэр.
Получив прощальный кивок начальника, Рита вышла за дверь. Не теряя времени, она захватила бумаги и портфель со стола, и спустилась вниз. Там её уже ожидал водитель.
***
Дорога заняла чуть больше, чем пунктуальная Палмер рассчитывала. Про себя прошипев какое-то сдержанное ругательство, которое в принципе не было таким уж суровым. Работа, которая ей предстояла пугала и притягивала одновременно. Известный на все управление Багровый был фигурой крайне внушительной, и ей улыбнулась удача проинспектировать его успехи и сделать заключения о его состоянии, основываясь на личном опыте, а не присылаемых из тюрьмы бумажках.
На входе в исправительное учреждение доктора досмотрели три раза, отобрали портфель и даже металлическую ручку, заменим своим, непонятно из чего сделанным пластиковым дерьмом. "Он что пришелец, что требуются такие меры? Ручку то за что?" - сокрушалась психотерапевт, сидя в ожидании прибытия заключенного.
Доктор Палмер ещё раз просмотрела план сеанса, составленный ею заранее, чтобы не терять времени на раздумья. Гм... Будем надеяться, процедура не займёт много времени.
Когда заключенный вошёл, Палмер встала и, несмотря на удивленные взгляды стражников, пожала руку мужчине. Тот был закован в наручники, на ногах были кандалы, но оба стражника всё равно поглядывали на него с потаенной тревогой. Усадив Кимбли на стул, они прикрутили кандалы на ногах к полу, а наручники к столу, ограничивая в некотором смысле свободу движений Багрового,  и лишь затем удалились. На скромный взгляд Палмер - эти меры были излишне, пациент не проявил ни грамма агрессии или сопротивления.
Она улыбнулась профессионально, обнажив ряд белоснежный зубов.
- Добрый день, мистер Кимбли. Я доктор Палмер. И я здесь затем, чтобы проверить Ваше состояние. Я прошу Вас отвечать на мои вопросы, ничего не скрывая и не утаивая, от этого зависит Ваша дальнейшая судьба. Надеюсь мы поняли друг друга.
Тут психотерапевт на секунду замолкла, убедившись, что мужчина во внимании и задала первый вопрос:
- Расскажите мне о событиях в Ишваре. За что Вы попали сюда?

+2

3

Тишина и покой. Вот, по крайней мере, уж чего-чего, а этого в тюрьме хватало с избытком, как и свободного досуга. Что бы кто ни говорил, а Кимбли находился в гармонии с собой, со своим "я" - достаточное условие, чтобы не заскучать в одиночестве, беседуя исключительно со своими многочисленными размышлениями на любые темы. То есть - с заведомо интеллектуальным индивидом, успевающим за ходом его рассуждений. Он и не слишком-то нуждался в чьём-то обществе, спокойно принимая и грубость, и прямые оскорбления в свой адрес. Его попросту не могло задеть мнение пусты х и ограниченных людей, о вели себя с ним так, будто это он за ними надзирает, и от него зависит их благополучие, а не наоборот. Колодки и цепи он как будто вообще не замечал, они его не смущали и не стесняли. Кимбли даже здесь, взаперти, чувствовал себя свободным, куда более свободным, чем все те, кто волею обстоятельств был прикован к этой тюрьме и обязан следить за ним.
А теперь ещё это собеседование у психоаналитика. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы смекнуть - его изучают. Кимбли, в целом, было абсолютно безразлично чужое впечатление насчёт его персоны, он являлся слишком самодостаточным и цельным человеком, чтобы всерьёз уделять внимание сыпавшемуся на него негативу, и чересчур хорошо понимал цену лести, одного из стандартных средств его же арсенала,чтобы не покупаться и на неё тоже. Руководство его, например, хвалило, но Кимбли не дрогнул, избавляясь от него. И те, и другие замечают лишь внешнее, а своим имиджем Багровый Алхимик управлял, как хотел, и восхищения мог добиться, и отвращения, и ослепляющей рассудок ненависти. Их эмоции, все их порывы - как на ладони, их нервы дрожат под его пальцами, будто струны арфы. И Кимбли развлекался, пока не надоедало... Однако, раз уж ему столь любезно предлагают игру - он, пожалуй, разнообразия ради включится.
- Здравствуйте, я рад вас видеть, леди, - вежливо, спокойно и почти мягко, с милой улыбкой проговорил Кимбли, глядя ей в глаза прямо и открыто, хотя и слегка насмешливо, и даже отчасти испытующе, как будто в эту самую минуту определял степень эпатажа, которую желал бы произвести, - Мне здесь очень одиноко, и я рад, что хоть кто-то уделил мне время, - Кимбли вложил в голос всю искренность, какую был способен изобразить, и даже хлопнул ресницами, ну, просто актёр, да и только, хоть сию минуту на большую сцену выпускай, - Знаете, эти воспоминания... Они действительно очень яркие, но мне некому о них рассказать, местные тюремщики почему-то очень нервные люди, и реагируют агрессивно... - посетовал он, занимаясь модуляциями звучания своей речи до проникновенной, прочувствованной, почти взволнованной... И снова радостная, чересчур светлая для такого заведения, как это, и неправдоподобно честная, если знать даже самый минимум о её хозяине, улыбка, - Вы ведь, наверно, знаете, что я здесь нахожусь, поскольку убил своё армейское руководство. Понимаете, в том, чтобы уничтожить кого-то, кто стоит выше тебя, есть особое наслаждение. Как бы объяснить... Непередаваемо видеть, как от твоих рук умирает кто-то, прежде считавший тебя покорным, послушным, идеально правильным и ответственным исполнителем. Они оказались беззащитны, слишком беззащитны и слабы передо мной, и я ни на минуту не пожалел, что избавился от них. Люди, не умеющие обеспечить своё выживание, вполне понятно не выдерживают правил естественного отбора... - перестав ломать комедию, Кимбли стал говорить своим настоящим тоном. Ну, не считая, разве что, никогда не изменяющей ему нотки ироничности. Казалось, он ко всему на свете так относится - со смесью здравого скепсиса и капли юмора, носящего оттенок, близкий к чёрному.
Несмотря на отсутствие зависимости от наличия слушателей, поговорить, объясняя, анализируя или подвергая остракизму любую тему, в соответствии со своими желаниями и настроением, Кимбли любил.
- Ишвариты - живой пример тех, кто не заслужил благоволения этого их бога. Они были похожи на стадо овец, загнанное на бойню и блеющее от ужаса, вместо того, чтобы превратиться в волков и вцепиться нам в глотки, отстаивая своё. Я был счастлив получить приказ о полной зачистке этого народа. К несчастью, некоторые ускользнули, такое пятно на моей профессиональной гордости государственного алхимика. Это, я бы сказал, всё, чем я недоволен в своей жизни.
Договорив, он тихо рассмеялся, с любопытством вглядываясь в лицо эксперта, как если бы это ему поручили разобраться с ней. Однозначно, процесс исследования шёл в обе стороны, и Кимбли держался так, словно в его власти было определить её будущее, а она никак не могла на него повлиять. В частности, если он решит, что она не заслуживает его внимания и сил - ей не удастся надавить на него, принуждая к общению, или, даже если он будет продолжать отвечать, чтобы это было что-то более существенное, чем паясничанье и остроумное, но бесполезное для её нужд жонглирование словами, искажающее самую их суть до полного абсурда. Она пока что ещё не успела войти в число тех, у кого Кимбли стремился бы нарочно создавать определённый набор реакций на себя, Багровый не имел в ней потребности, ни ради своего интереса, ни ради выполнения какого-либо порученного ему дела. Какие уж дела за решёткой, баловство, да и только.

+2

4

Работа психоаналитика особенно из числа военных крайне успокаивает. Странно, но это действительно так. Видимо, тот факт, что есть люди, психологические проблемы которых куда глубже и ужаснее твоих, доставляют в своём роде облегчение. Доктору приходилось работать со многими кадрами, крыша которых поехала входе военных действий, и, надо сказать, часть из них пошла на поправку, если можно так выразится. Разумеется, чужая душа - потёмки, но либо они научились скрывать свои тайные помыслы так глубоко, что даже такому специалисту в мимике и движениях, какой являлась Палмер, не удавалось различить в них следы маньячного прошлого, либо это действительно было помешательством временным, основанном на стрессе и пережитых ужасах.
Инесса Палмер не была совсем уж тривиальным человеком. В обычной жизни она была сухой и холодной, как и большая часть военных, часто в её глазах не было ни капли сожаления или сочувствия, однако, когда дело касалось пациентов, волей неволей приходилось подстраиваться под них - становиться понимающей, спокойной, мягко улыбаться и кивать головой. Парадокс... А может и вполне практичное решение - быть жестокой к самодостаточным людям и доброй для тех, кто нуждается в помощи.
Палмер оценивающе оглядывала заключённого. Разумеется, первое впечатление крайне важно для последующей оценки и составления психологического портрета, который требовался фюреру. И на первый взгляд в Зольфе Кимбли не было ничего такого уж ужасающего. Он выглядел аккуратно, спокойно и вежливо. Его мускулы, как это частенько случается с умалишенными (особенно агрессивными) не дергались, не было намёков на нервный тик. Это означало только одно - мистер Кимбли не был так прост, как большинство из серой массы. Инесса поджала губы, пожалуй легко не будет.
Тем не менее, театральность, с которой мужчина начал своё представление граничила с легкой формой истерии. Ирония, звучащая в голосе не задевала женщину-профессионала, но указывала на то, как низко оценивает заключенный любую форму человеческого существования, кроме возможно его самого.
Инесса не перебивала, наполненную пафосом Раскольникова речь, внимательно вслушиваясь не только в слова, но в их лингвистический смысл, интонационные переливы, логические ударения. Вежливая улыбка тронула её губы.
- Мистер Кимбли, всё это...- она имела в виду речь мужчины, - Слышали многие люди до меня, и, вероятно, их брезгливость, их надменность и непрофессионализм, ввели Вас в заблуждение. Я хочу узнать подробности, - на последнем слове её голос понизился, так словно женщина была давним другом заключенного и старалась выведать побольше интересного о его свидании с подружкой. Женщина не прячась, хоть и с некоторой долей флирта посмотрела в глаза Кимбли. Чуть облизнула губы, как хищник, чувствуя свежую кровь. Многие это отрицают, но кровь является одним из сильнейших возбудителей. Да и в сексуальном смысле то же. Особенно для военного. Особенно для маньяка. Эти слова, в сущности, частенько становятся синонимами.
Инесса взяла в руки принесённую папку, достала из неё фотографии и разложила их перед мужчиной. На них были изображены военные, которых он убил, но не те ошмётки, что остались от их тел после инцидента, а их фотографии в личных делах. Ни них ни были полны жизни, некоторые даже чуть улыбались.
- Прошу Вас. Я хочу узнать, как Вы убили каждого из них. Что Вы почувствовали? Удовлетворение? Пустоту? Каково это быть по локоть в крови собственных сослуживцев? А к ишваритам мы ещё вернемся.

+2

5

Кимбли хладнокровно и задумчиво хмыкнул. У него пока нет оснований сделать вывод об отличии этой женщины от всех других врачевателей человеческого рассудка, с которыми ему приходилось иметь дело. Ей нужно знать, что чувствует убийца, проливая кровь? Одно построение фраз говорит о её неравнодушии, об осуждении. Руки по локоть?.. Ну-ну. Интересно, а знакомо ли это ощущение ей самой? Скорее всего, нет, ведь, в подобном случае, она формулировала бы предложения иначе. А, может быть, и нет. Видимо, эта женщина не понимает - раз открыв в себе способность и готовность убить, ты совершенно иначе начнёшь воспринимать ценность жизни. Этих пресловутых космосов внутри каждого индивида. Всё верно, так оно и обстоит, но это ни на что не влияет. Необходимость никуда не денется от того, что тебе улыбается ребёнок, одно наличие которого может спровоцировать народную смуту или государственный переворот. Или женщина с винтовкой - кто-то вроде спутницы Роя Мустанга, Лизы Хоукай, красивая, смелая, готовая костьми лечь за свою цель. Чья рука дрогнет, её или твоя? А, если не дрогнет, надо принять и это. Исписанные страницы дневника души - несмываемые чернила въедаются в бумагу, ты их не вырвешь и ничего не зачеркнёшь. И неважно, кто ты, каковы твои заслуги, и на сколь блестящее будущее ты рассчитывал - на свете нет ни малейшего намёка на справедливость, в могиле все равны так, как никаким сторонникам социалистического братства и в ночных сладких грёзах не снилось, а то, что ты положителен, одарён, умён, красив, добр не застрахует тебя от пробитой пулей головы, так что надо или отстаивать себя, невзирая ни на что, не считаясь с ценой и навсегда расставаясь с иллюзией своей невинности и чистоты, или сдохнуть. Убийство - не добро и не зло. Как и любая другая смерть, в том числе и тривиальная естественная, это просто данность. Природный отбор самых ловких, сильных, приспособленных, развивающих вид.
- Как убил? Ну... - всё так же улыбаясь, протянул Кимбли и не спеша поднял перед собой закованные в колодки руки, разворачивая их ладонями к психоаналитику, - Это алхимические круги. Когда я их складываю вместе, начинается реакция трансмутации. Я дотрагивался до этих людей, и они - пуф! - взлетали на воздух.
Да, он отлично помнил их лица, имена, равно как и то, что некоторые имели родственников. Кимбли никогда не позволял себе забыть своих жертв. Рано или поздно они придут за ним - придут, чтобы забрать с собой. Так и должно быть, это цена, вписанная в счёт за полученную науку уничтожать себе подобных. Всё имеет равную компенсацию, мир не ведает справедливости, это так, но некий баланс, тем не менее, устанавливает, и этот баланс - стержень, удерживающий само бытие. Правила, по которым Великий Поток продолжает течь, что бы ни происходило.
- И в тот момент, когда они умерли от моего профессионализма, я испытывал удивление и разочарование. Видите ли, я верил в безоговорочное превосходство нашей аместрийской армии над ишваритами. Мы побеждали, а тот, кто побеждает - прав, за ним будущее, он диктует условия. Но тогда я обнаружил, что принципиальной разницы между детьми пустынного края и носителями синих мундиров нет. Это меня, признаться, обескуражило. Я читал в их глазах такой же страх, и они точно так же не смогли мне противостоять. Это было печально. Они не приготовились к смерти, и я понял, как они воспринимают мой отказ повиноваться. Вы бывали там, где животных держат в клетках и дрессируют? Есть кнут, есть уверенный голос, отдающий команды, но лев, вышедший из повиновения, или тигр, или волк вызовут вопли ужаса и беспорядочные метания в поисках спасения у тех, кто мнил этих прекрасных зверей своим движимым имуществом... Это я тоже чувствовал. То, что происходит с хищником, осознавшим, что те, кого он привык видеть авторитетами, зависеть от них, затихают в его когтях и клыках. Дикое создание ручным не станет, как его ни ломай. А те, кто любит хвастаться своей "дружбой" с ними, однажды поплатятся за такое легкомыслие, ведь каждый зверь ищет слабину. Он выжидает. И не будет прогибать шею перед тем, кто утратит инициативу и преимущество.
Если она сейчас не поймёт аналогию, или трактует неправильно - ему придётся упростить речь, выражать мысли более топорно и прямо. Кимбли этого бы предпочёл не делать, ему не нравилось подстраиваться. Ещё вспомнит она, пожалуй, бешеных тварей, которых положено пристреливать... А, впрочем, пусть записывает это. Кимбли не боялся казни. В некоторой степени та вызывала у него даже любопытство, как доселе не испробованный опыт. Как им, тем, кого выводят на грань? Последние секунды - что их наполняет? И что там, за гранью?
- Закон равноценного обмена гласит, что нельзя что-то получить, не отдав ничего взамен. Я ответил вам. Теперь вы скажите мне... Приходилось ли вам уже самой убивать? И не отворачиваться от трупов - чётко знать, что это сделали вы, а не кто-то иной, что это не розыгрыш, не инсценированное испытание на прочность, и что это с вами останется навсегда, днём и ночью у вас на душе и совести?
Была ли она "незапятнанной душой", на этом основании уверенной, что она лучше? Или вся суть в том, что он лишил жизни "союзников"? Может, для неё ниже такого падения ничего нет? Не решила же она, будто его это обязано как-то подавлять или угнетать? С чего бы вдруг? Он взвесил данный шаг тогда и нашёл приемлемым. Кимбли не поддался ярости и не потерял рассудка. Это был всего-навсего прагматизм. Такие, как они, не оценили бы по достоинству сокровище вроде философского камня, даже понаблюдав то в действии. Для них великолепный шедевр алхимии, потребовавший жертв и послуживший источником страданий целого народа - способ больше наживиться. Кимбли не для того принял на себя тяжесть массового геноцида, чтобы отступиться от своего кровавого соучастника. Дорого, очень дорого заплатил за право иметь камень при себе до сегодняшнего дня. Теперь это личное. По условиям равновесного обмена камень по праву принадлежит ему.

+2

6

Это должно было быть интересным. Палмер улыбнулась брюнету.
- Отлично. Откровенность за откровенность. Да, мне приходилось убивать, - глаза психоаналитика чуть потемнели, но большего говорить она не хотела. Возможно чуть позже. Ей нравилась её работа, нравилось вводить в заблуждение и говорить искренне, нравилось убеждать и давить и в то же время выслушивать, нравилось выяснять и проникать в саму суть человеческого разума, а этот алхимик был явно существом нетривиальным. Её инстинкты говорили о том, что Зольф умён достаточно, чтобы распознать её игру, но менять свои планы относительно данной экспертизы она не собиралась, ведь Багровый явно не из тех, кто оставит свои принципы для того, чтобы подлизаться к руководству. Скорее даже наоборот. Ирония последней мысли заставила доктора Палмер чуть заметно усмехнуться.
- Мистер Кимбли... Я не чувствую Вашего вовлечения. Я бы хотела, чтобы Вы представили себе это. Закройте глаза, расслабьтесь. Сейчас мне интересна глубина ваших чувств, а не широта взглядов, к ней мы вернёмся чуть позже. Позвольте мне почувствовать ситуацию Вашими глазами.
А теперь представьте - Вы заходите в ставку Вашего руководства. Эти старики, полные гордости за то, чего они не совершали, жирующие, ленивые и по большей части глупые, они сидят на своих местах и помыкают своими собачками - алхимиками. Они заставляют их вырезать целый народ, а, зачем? У кому-кому, а этим придуркам точно невдомёк, что происходит в Аместрисе. Мистер Кимбли, что Вы делаете, когда один из них поднимается и, окинув Вас презрительным взглядом богача, оглядывающего своего хорошего, но лишенного чувства собственного достоинства раба?

Инесс сделала паузу, визуально оценивая расслабленного брюнета напротив. Ей нужно было выпихнуть его из его зоны комфорта, столкнуть на самый край, где его инстинкты и внутренние желания возьмут верх. Он специально использовала слова, оценивающие, субъективные, чтобы создать атмосферу доверия. Это должно было звучать так, будто она знает это не понаслышке. Так оно и было, в каком-то смысле.
Доктор была лишь немногим моложе своего пациента, однако внешне разница была огромной, как и в любой подобной ситуации, ибо начиная с определённого момента каждая женщина воспринимает очередной день рождения как смертельного врага, отмечая это скорее как шаг к смерти, чем радостный момент жизни. Вот и на лице военной не было ни следа тех испытаний, что выпадали на долю всех рядовых Аместриса. Откуда Кимбли было знать, что в войне с Ишваром она была непосредственной участницей. Её биография была скрыта от него, чего не сказать о женщине. Файл со всей поднаготной о расслабленном мужчине, впрочем, изложенной лишь сухими фактами, лежал на столе перед Инесс. Она изучила его вдоль и поперёк. Она прочла каждое слово, но этого не было, ибо сквозь эти почти что высушенные до состояния трупа в Ишварской пустыне строчки, проглядывало отнюдь не безумие Кимбли, но страх бывалых психоаналитиков, их непонимание и презрение. Этого было мало... Подобно вампиру Инесс питалась чужими жизнями и переживаниями и сейчас всё её тело, казалось напряглось в ожидании очередной порции лакомства. Для того, чтобы трапеза была ещё более интересной в одном из карманов женщины притаилась алая "карамелька", но получит ли её заключенный, даже если просто поиграть, зависело от того, насколько он удовлетворит аппетит доктора Палмер апперитивом.

+1


Вы здесь » Кроссовер по аниме » Внутрифендомная зона » Вы хотите поговорить об этом?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC